mysterium magnum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » mysterium magnum » Незавершенные эпизоды » (25.03.2014) Когда мифы ходят среди смертных


(25.03.2014) Когда мифы ходят среди смертных

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: конец марта 2014го года
Участники: Odin, Thor, Frigg, Loki, Fenrir, Balder. Остальные Асы тоже приветствуются.
Место событий: бар Громовержца в Трондхейме
Описание: многие боги Асгарда спускались в Мидгард. Прошли столетия, и традиция не особо изменилась. Однако теперь Асы не имели такой власти, как раньше, что весьма сильно удручало. Кто-то пытался с этим справиться, кто-то - нет, и просто жил в свое удовольствие. Но Донар, как истинный сын Одина, был приверженцем старых традиций, и явно скучал по тем временам, когда смертные почитали богов и поклонялись им. Он достаточно пожил в Мидгарде, но только недавно решил существенно поменять отношение к Асам. Правда, планирование никогда не было сильной стороной Громовержца. Да и более того.... он давно не видел свою семью. Всю свою семью.
Дополнительно: Позвольте вводный пост мне сделать, а дальше порядок отписи - свободный, кто успел, того и право.)

Отредактировано Thor (24.03.2015 19:09)

+3

2

Этим утром Тьяльви обрадовал бога очередной великолепной новостью: у них закончился эль. И это при том, что Тор только три дня назад сказал парню заказать полную партию! Однако брат с Ресквой туманно так намекнули, что это Громовержец потребляет больше, чем все остальные посетители. Затем спор перерос в дискуссию касательно маскировки Одинсона и ненужности в титулованном обращении к Донару. Но Тьяльви и Ресква так и не отучились от привычки, а Тор... ну, маскировка никогда не была сильной стороной бога. Потом зашел разговор о бизнесе. Тьяльви все картинно сетовал на твердолобость бога в желании иметь свой бар и мото-гараж, им на то, что он не послушал его и не прикупил, скажем, какую-то крупную фирму. Все-таки, золота у них было предостаточно. Однако Одинсон был непоколебим, и посему вместо, скажем, "АсгардИнк" был бар "Трудвангар" в Трондхейме с гаражом-мастерской. И конечно же, Тьяльви с Ресквой часто намекали на фантазию бога в плане названий и маскировки. Точнее, полное отсутствие таковой. Тор даже в Мидгард спустился в своем истинном обличье, лишь слегка изменив цвет волос.Но поскольку прожитые эпохи сделали Донара другом для брата и сестры, и он давно стал считать их таковыми - шутки всерьез не воспринимались. Хотя несколько раз Тьяльви все же выводил Громовержца, и тогда бар приходилось чинить. Пару раз даже отстраивать заново. Но они успешно списывали все оное на стихийные бедствия. Так и жили небожители среди смертных: Тьяльви был управляющим бара, Ресква помогала брату по хозяйской части, а Тор... Тор пил, ковал разные вещицы, работал механиком, и совершал божественные дела. И пил. А потом пил еще. В целом, все были довольны, даже козлы Громовержца, которым на заднем дворе был обустроен немалый вольер.Кормили Тангриостра с Тангрисниром обильно и исправно, на убой ради пищи не пускали уже больше парочки столетий, так что им было грех жаловаться. К тому же, огромные животные (каждый козел был существенно побольше крупного медведя) были отличным экспонатом для посетителей "Трудвангара", и хозяева бара успешно списывали необычность козлов на диковинную исландскую породу. Или гренландскую. В общем, пусть и путались порою небожители, людям нравилось, и лишних вопросов они не задавали, глазея на козлов, и даже порой кормя их, когда те были в расположении духа. Отчасти популярность была также в удивительной понятливости животных, смертные считали, что они - словно разумные существа. Ну, не объяснять же им, что это - прародители всех козлов, и конечно же, они разумны, порою умнее многих людей? Так что бог оставлял смертным простор для помыслов и домыслов, тихо посмеиваясь с Тьяльви и Ресквой.
- Закажи тогда двойную партию ты, Тьяльви. Али тройную. В целом, забей-ка погреб да стеллажи ты под завязку выпивкой различной, и не докучай мне новостями неприятными ты более, не то познаешь гнев Мьёлльнира! - рыкнул Громовержец, и удалился в мастерскую, допивая последние запасы недавно привезенной партии. Едкие комментарии парня а-ля "бог громыхает, но не бросает" Тор лаконично пропустил мимо ушей. Столетия в Мидгарде сделали его куда спокойней и сдержанней, однако же порой он все же срывался. Но в целом, ему нравились перемены.
  Почти все.

Шел третий час работы бога над своим новым мотоциклом, и он все никак не мог изгнать из головы мысль о текущем порядке вещей в Мидгарде. Христианство. Притеснение язычества. Повальный атеизм. Постоянные междоусобицы, распри, гонка смертных на дороге вооружений и технологий в погоне за статусом бога. Веками он наблюдал за всем этим, будучи одним из первых, кто надолго ушел из Асгарда. Его мать - не в счет, но Ёрд почти что жила в Мидгарде. Все-таки, это - ее вотчина, как и любая другая земля. Асгард был тесен ей, и порой сын понимал мать. Пусть и не она его воспитывала, но все же бог признавал ее как семью, и был благодарен судьбе за то, что у него, по факту, есть не одна матерь, а две. Он не мог никогда сказать, любили ли они его, как сына - кровная и приемная матери, но искренне на это надеялся. Все-таки, какой сын не желает расположения матери? Но все это меркло по сравнению с тем, КЕМ хотел Донар быть в глазах отца.
  Один, Всеотец всего сущего, царь богов и людей. Для Тора он был любящим отцом, объектом соперничества, зависти, подражания - всем. О, как сын хотел заслужить истинное признание отца! Но Одина заботило другое. Что - неизвестно, ибо лишь Всеотец ведает, что у него на уме. И громовержец смирился с таким порядком вещей. Все-таки, кто он такой, чтобы сомневаться в Водане? Он старался учиться у отца, учиться его пути, его видению мира, но со временем понял: его собственный путь - он другой. Только вот какой? Столько вопросов, и все без ответа. Проходили эпохи, цивилизации рождались и умирали, Тор лицезрел рождение и смерть звезд, но вопросов становилось все больше. Порой Одинсон чувствовал себя мальчишкой, и это не могло не бесить его.Однако бог справлялся, полагая, что это - часть его пути. Но сейчас он не мог справиться. Донар не знал, что сделать, дабы возродить истинную религию, веру в тех богов которые отвечают на молитвы. и воздают смертным еще при их жизни, а не только после оной, и то с большим таким "МОЖЕТ БЫТЬ", как это великодушно преподносило христианство, следом даря своим последователей рабское клеймо. Нет, рабы - это нормально, считал Донар. Они были, есть и будут всегда, таков порядок вещей. Однако так ли нужно превращать ВЕСЬ свой народ в рабов? Зачем на достойного смертного вешать ярмо рабства? Только из-за глупой и беспочвенной веры? Он пытался как-то изменить ход событий, и отчасти ему даже это удалось - в Скандинавии люди начали куда активней верить в Асов, но все же - не все. То не была его стезя. Вздохнув, то отложил инструменты. и оглядел законченную работу. Мотоцикл вышел добротным, способным выдержать вес бога... и весящим соответственно. Пора оный обкатать.
- Тьяльви, Ресква, меня не будет несколько часов! - крикнул "юнцам" (никто не виноват. что брат с сестрой пожелали не сильно взрослеть, посему активно питались Золотыми Яблоками, вот и выглядели лет на двадцать - двадцать три) бог, упаковывая Мьёлльнир в кожаную наплечную сумку, и одевая пояс с рукавицами. Благо, магией Одина рукавицы с Мьёгингьердом выглядели как обычные пояс с кожаными перчатками или браслетами - на выбор хозяина. А вот молот оставался неизменным. Во-первых, Тор наотрез отказался от самой идеи изменения облика Мьёлльнира, а во-вторых - оружие и так было слишком мощное, чтобы еще какие -то заклятия на него накладывать. Сев на свой байк, бог отправился за город. И пока ехал, у него в голове зрела мысль. И с каждым километром она становилась все логичней и настойчивей.

  Приехав на вершину скалы, возвышавшейся над городом, в котором жил Тор, бог остановился, слез с мотоцикла, и прошелся к краю обрыва. Его план должен был сработать. В целом. задумка начиналась просто - встретиться с отцом, дабы спросить у него совета. Но позже Тор поймал себя на мысли, что истосковался по своей семье, родне, близких. Всех без исключения. Однако они сейчас могли быть где угодно, и выискивать из по всему Мидгарду - это могло занять годы. Немного, в целом, но бог не желал тратить столько времени. Он решил подать им знак. Знак, который поймут все Асы. И который будет виден лишь Асам.
  Достав Мьёлльнир из сумки, Тор вытянул оный перед собой, и тихо сказал, постепенно говоря все громче и громче:
- Силою, дарованной мне Всеотцом и Ёрд, я призываю вас. Мощью Мьёлльнира, Того-Кто-Разрушает, я призываю вас. Яростью Небес, что мне подвластна, я призываю вас! Пусть само небо отзовется на мой зов, и преподнесет вам слова мои! Hlýðið á mig, Asa! Mæta kalli Guðs Thunder! - и заорав последние слова, Донар яростно бросил свой молот в небо. И небо ответило своему господину.
  На многие мили вокруг были слышны неистовые раскаты грома, и видны ослепительные снопы молний - столь нетипичная погода для этой поры года. Но на этом небеса не успокоились: тучи в них начали сгущаться и обретать причудливую форму, пока не выстроились в идеальный Валькнут - символ Всеотца. Смертные, конечно, спишут оное на совпадение, как всегда делают. Кое-кто, конечно догадается, но плевать. Это так или иначе будет в газетах, новостях и конечно же, Интернете. Но также любой Ас, находящийся в Мидгарде. почувствует этот призыв.
- Я жду вас, други да родичи - тихо молвил Тор, когда рукоять молота со свистом прилетела в его ладонь. - Надеюсь, не промедлите вы.
  Сев на свой мотоцикл, бог уехал обратно в город. Ему предстояло подготовить "Трудвангар" к прибытию гостей. И конечно же, проверить, достаточно ли выпивки заказал Тьяльви.

Отредактировано Thor (24.03.2015 04:18)

+4

3

Что Один ценил в современности? Достижения людей в разных направлениях науки и производства. И раньше было хорошо, но теперь оно как-то комфортнее. А что ещё надо старикам? Старикам, хах. Один себя таким не считал, он ведь бог, в целом бессмертная сущность, которым всё нипочём, разве что огромные хтонические чудища в виде волков или змей. Так вот, Одину нравились высоты, которые люди достигли в производстве текстиля и в частности постельного белья. Шёлковое и скользкое, хлопковое или бамбуковое и мягкое. Всевозможные расцветки, различная фактура. Утонув в пуховом одеяле чувствуешь себя богом ровно настолько же, как и сидя на Хлидскьяльве. Поэтому недостатки недостатками, а общество всё же в своём развитии скакнуло вверх и заслуживало существования.
Ещё лучше, когда эту самую полную достоинств постель есть с кем делить. В случае Одина, с его строптивой вновь обретённой супругой. Именно она уговорила Одина остаться в Мидгарде чуть дольше, чем тот планировал. Уговоры эти заключались в классическом споре, который включал в себя опыты над «кроликами», то есть смертными. Одна разожжённая драка, божественное вдохновение бога Победы и хитрость богини, вовремя применившей своё женское очарование и отвлёкшей бойца, на которого ставил Один. Спор есть спор, да и не то чтобы желание вернуться в Асгард было таким срочным. Всеотец давно не был в Мидгарде, раз уж выпала возможность, следовало попробовать на себе всё, что нынешний мир ему мог предложить. Заодно лично проверить, что можно сделать с тем, чтобы вернуть асам хотя бы часть было славы. Пусть Один видел такое развитие событий ещё давно, знал, что ждёт их всех в христианском будущем, смирился с подобным раскладом, это не значило, что ему не будет достаточно скучно для того, чтобы предпринять что-нибудь.
Один тут же выбрался из-под одеяла и сел, заслышав грохот, источник которого был ему прекрасно известен. Встав с кровати, Один в чём был, то есть ни в чём, вышел на балкон номера, который хитростью отобрал у одного из слабых духом бизнесменов. Упершись руками в кованую перегородку, Всеотец взглянул на небо. Горделиво задрал подбородок и хмыкнул, ведь его сын уже давно не давал о себе знать. Одину было известно, чем тот занимался и где проживал, но чаще от этого они не виделись. Тор взрослый мальчик, мужчина, бородатый богатырь, который с юных лет был самостоятельным и не нуждался в опеке. В советах разве что и проверке на прочность и чувстве юмора. 
- Фригг, как ты смотришь на то, чтобы посетить Норвегию? – и, несмотря на то, что это был вопрос, ответ на него был один единственный, утвердительный и решение принято Одином. Да и с чего бы Фригг не желать повидаться с Тором? Пусть он не был её родным сыном, Всеотец знал, какие между его супругой и его сыном хорошие отношения. Родительско-сыновьи. Это была ещё одна из причин для гордости и успокоение для того, кто сделал ребёнка (а точнее много) на стороне. На то Фригг и покровительствует бракам и семейному очагу, даже чужие дети для неё как родные.  Хотя бы за своё терпение богиня заслуживает периодически побеждать в их спорах.
Расстояние ничто для таких как они, Один и Фригг не заставили себя ждать. С грохотом открыв дверь, ведущую в бар Тора, Один окинул взглядом слуг сына, которые тут работали.
- Где сын, прославляющий отца своего средь бела дня на виду у людей? – Один был в приподнятом настроении и, произнося свои слова, он не порицал или обвинял, а, наоборот веселился. Ничто так не радует, как почесть вовремя отданная Всеотцу.

+3

4

Весь день, начиная с самого утра, Локи провел вольготно устроившись на небольшом диванчике, окруженный надежным фортом из подушек. Прошедшее в середине марта затмение и его последствия он решил счесть травмирующим опытом, и посему торжественно выписал самому себе заслуженный отпуск. От чего был отпуск и так прожигающий жизнь в свое удовольствие Локи и сам объяснить толком не мог, но нужно же как-то оправдать приступ вселенской лени, особенно перед самим собой. Достав из пятого по счету за это утро пакета маршмеллоу, трикстер засунул его в банку с арахисовой пастой, и отправил зефирку рот, такие нехитрые манипуляции он делал не глядя, устремив все свое внимание в экран ноутбука, где на данный момент проигрывалась очередная серия какого-то детективного сериала из разряда особо популярных. Призыв, не слышимый Локи уже больше тысячелетия застал его врасплох, от неожиданности Лофт подавился зефиром и, закашлявшись, повалился на пол, увлекая за собой и ноут, и банку с пастой, и подушечный форт.
- Все в порядке! - на всякий случай прокричал Лофт, оказавшись заваленным всем вместе взятым, шума он наделал немало, а Фенрир похоже тоже еще не совсем отошел от случившегося.
В былые времена Вотан часто собирал совет асов, и его призывы нельзя было игнорировать, но с момента заточения трикстер прекратил их слышать, и вот сейчас он зазвучал вновь. Правда доносился он совсем не от Одина, что не мало удивило Лофта, но как видно Всеотец решил передать это умение своим сыновьям, ну или как минимум одному своему сыну, Тору. Какое-то время Локи просто лежал, отрешенно глядя в потолок и сложив руки на животе, и свыкался с давно забытыми ощущениями.
Поднявшись наконец-то из завала, который сам же и устроил, Локи потянулся к старинному золотому кубку, стоявшему неподалеку, прямо на банке с заспиртованными глазами горных троллей, и задумчиво отхлебнул почти выветревшуюся колу. Прихватив чудом как уцелевший ноутбук, трикстер поспешил спуститься вниз. По пути ему встретился Перке, цверг однажды страстно возжелавший увидеть солнце и море и променявший работу в отцовской кузне в пещерах Свартальфахейма на пожизненное услужение богу лжи. Надо ли говорить чьи речи послужили искрой для такого странного среди подземных карликов желания? Цверг деловито делал какие-то свои цвергские дела по дому. Присутствие чудовищного волка в жилище Локи оказало на Перке неожиданный эффект, тот с не присущий карликам расторопностью сновал по комнатам, достал из кладовки вяленую оленью ногу, прорывался добыть свежего и даже стремился разгрести завалы из разного рода артефактов, аномальных вещиц и прочего хлама, который трикстер стаскивал откуда только можно, и откуда нельзя тоже.
- Призраки прошлого пробудились! - с напускной важностью продекламировал Лофт.
Юрко обогнув дубовый стол, Локи достал из холодильника бутылку холодной воды и, сделав пару крупных глотков, уточнил:
- Тор воззвал. Похоже наш здоровяк соскучился, - трикстер скривился, а потом внезапно рассмеялся во все горло. - Нет, ты представляешь, после всего что было, Донар вот так просто зовет меня в том числе. Поговорить по душам? Выпить? О, может ему не на ком тренировать удары молотом, и в его голову не пришло ничего лучше? Ну что ж, хочет змею в своем доме, он ее получит!
Леность как рукой сняло, в прищуренных глазах трикстера плясал недобрый огонь, а рот расчертила безумная ухмылка.

+3

5

На пороге отчего дома Фенрир появился несколько дней назад расстроенный и злой как черт. Предупредить о своем приезде ему, естественно, даже не пришло в голову.
– Я поживу у тебя немного, если не возражаешь, - сказал он, когда дверь отворилась. – Или ты тоже не хочешь меня видеть?
Локи не возражал. Фенрир обычно не злоупотреблял такими просьбами, а судя по тому, как прозвучало это его "тоже", он был на кого-то здорово обижен. На кого-то, кто был ему дорог, причем явно больше, чем он был готов признавать вслух.
Последний раз они виделись совсем недавно, чуть больше недели назад, когда солнечное затмение, заставшее их в Детройте, исказило их ауры, лишив почти всех сил и едва не сделав легкой добычей для повылазивших невесть откуда адских тварей. Тогда им было не до разговоров по душам, но, судя по всему, что бы так не расстроило Фенрира, произошло это уже после того, как они расстались, совсем недавно. Расспрашивать сына, что случилось, Локи не стал. Похоже, ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что долго Фенрир молчать все равно не сможет и рано или поздно расскажет все сам. 
Так и оказалось. Чуть позже вечером, после n-ного колличества выпитого на пару виски, Фенрир выложил все. И про так нелепо погибшего приятеля, - хотя он бог, вернется, что с ним станется, - и про собственную совершенно бесмысленную поездку в Мексику и дурацкую стычку с его убийцами, в которой пострадало разве что его самолюбие, - Фенрира просто отпустили, не восприняв всерьез, и он предпочел убраться восвояси, вовремя поняв, что иначе его просто размажут по стенке, а оно того явно не стоило, - и о том, как вернувшись в Нью-Йорк, застал в офисе собственного агенства федералов, невесть почему воспылавших необъяснимым интересом к его деятельности. Впрочем, необъяснимым этот интерес оставался совсем недолго, ровно до той минуты, когда его едва ли не в буквальном смысле не ткнули носом в весьма красноречивые фотографии с места убийства. Убитой оказалась женщина, Эмма Морган, которую Фенрир чуть больше месяца назад выследил и уговорил вернуться домой, а убийцей – ее собственный муж, сначала убивший ее, а потом пустивший себе пулю в лоб. Казалось бы, все было кристально ясным, но вскрыв электронную почту мистера Моргана, копы обнаружили их переписку и фотографии, что Фенрир ему отсылал, в доказательство того, что нашел его жену, и это оказалось достаточным поводом чтобы заинтересоваться его деятельностью. В результате его попытались обвинить в недонесение о  готовящемся убийстве, - как будто Фенрир мог знать, чем закончится очередное выяснение отношений супругов Морганов, - а это уже попахивало потерей лицензии и закрытием агенства если дело будет решено не в его пользу. Само по себе это все было всего лишь досадной неприятностью и не могло заставить его сорваться с места и уехать из страны, но последней каплей оказался грандиозный скандал, который ему устроила его девушка. И не сказать, что она была так уж неправа – основная часть ее претензий сводилась к тому, что Фенрира постоянно невесть где черти носят, и она уже забыла, как он выглядит и когда последний раз был дома. Возразить на это было нечего, и Фенрир обиделся. И, плюнув на все, сел на первый же самолет, вылетавший в Норвегию...
Место, где был расположен дом отца, было весьма уединенным, леса вокруг – дикими и почти не изуродованными цивилизацией, в них даже дикие звери водились, туристы сюда не забредали, так что можно было расслабиться и позволить себе отбросить изрядно надоевший человеческий облик. Вечера Фенрир проводил с отцом, по ночам бродил по лесу в волчьей шкуре, возвращался под утро и отсыпался большую часть дня. И, несколько дней спустя, окончательно успокоившись, Фенрир с удивлением осознал, что горький комок в горле почти растаял, и даже пару раз поймал себя на мысли, что надо бы по-хорошему позвонить и выяснить, предъявили ли ему официальное обвинение или угрозы федералов на поверку оказались пустым блефом, да и с Донной наверное стоит все-таки поговорить и извиниться. Впрочем, до воплощения этих идей в жизнь дело так и не дошло. Свой телефон Фенрир со злости зашвырнул в камин в первый же вечер после приезда, да так, что тот разлетелся вдребезги и восстановлению не подлежал, а нужные номера телефонов наизусть он не помнил. Конечно, при желание можно было их разузнать, но желание пока не было столь сильным.
Гром грянул неожиданно, в буквальном смысле, разразившись среди ясного неба. Следом, теперь уже в самом доме, раздался грохот. Фенрир, мирно дремавший после очередной ночной прогулки, аж подскочил с постели. Голос отца, крикнувшего, что все в порядке, его не очень-то в этом убедил, и Фенрир подошел к окну. В бледно-голубых небесах прямо на его глазах облака стягивались в знакомый символ – три переплетенных между собой треугольника. Валькнут, символ Одина.
И это называется, все в порядке?
Натянув на себя первое, что попало ему под руку, Фенрир слетел вниз по лестнице. Локи был на кухне, и в его голосе звучал нездоровый энтузиазм. Похоже, у него не возникло и мысли проигнорировать этот призыв, и, судя по постепенно разгорающемуся нехорошему огоньку в его глазах, у Фенрира не было ни малейшего шанса его переубедить. Да он и не хотел этого делать, - внезапно понял он.
Фенрир улыбнулся, но назвать его улыбку доброй мог только слепой. Скорее она напоминала оскал.
- Они хотят тебя видеть? – переспросил он. – Прекрасно, желания должны исполняться. Но один ты туда не пойдешь. Я иду с тобой.

Отредактировано Fenrir (17.04.2015 20:34)

+2

6

оффтоп

Раз эпизод простаивает, нарушу ка я очередность.

На кухне негромко и с шипением работало радио, старое, американское, годов семидесятых. Сейчас оно было настроено на какую-то местную волну и из него доносились звуки популярных в этом сезоне европейских песен, так было сейчас, но примерно в три часа и семнадцать минут по полудню, какая бы волна не была настроена, начиналось радио-шоу "Всевозможные полезные советы от тетушки Софии", в котором вместе с советами по уборке или садоводству, медовым голосом этой самой тетушки рассказывалось как можно эффективно и с выдумкой убить свою семью и себя в придачу. Но самое главное, слушавший передачу человек был не в силах отключить его и тут же кидался испробовать озвученный метод. На сверхъестественных существ проклятое радио не оказывало никакого эффекта, так что Лофт с удовольствием слушал его.
- Хорошо, радость моя, - лицо Лофта вмиг подобрело, а голос сделался мягче, - только зубки понапрасну не показывай, если что, папа сможет за себя постоять.
Фенрир выглядел, скажем так, лучше, теперь он хотя бы не напоминал старого сенбернара, каким явился несколько дней назад. Локи пустил его, как не пустить? дал придти в себя, а после разговора по душам только выдал нечто вроде: "Спокойно, Локи все разрулит". Ну, хотя бы в ситуации с федералами. И хоть трикстер не отличался особой тактичностью, когда был честен, но говорить все, что он думает по поводу Вёлунда и Донны, Локи не стал. Фенрир находился не в том возрасте, когда родители в праве влиять на круг знакомств своего чада, ну а что до девушки, то Лофт искренне надеялся, что это лишь временное увлечение, привязываться к тем, чья жизнь скоротечна - гиблое дело, это Локи уяснил и испытал еще давно, на собственном опыте.
Огнебог примерно чувствовал, откуда был совершен призыв, вот так конкретно сказать не мог, однако, кое какие мысли у трикстера на это счет были. С Вотаном в этом плане было проще, зал совета в Вальхалле оставался неизменным местом всеобщего божественного собрания, даже и думать было не надо в какую сторону тащиться за очередным волшебным пенделем.
- Мои паучки как-то принесли весть, - вспоминая добрыми словами своих весьма полезных тотемных животных, которых часто использовал как соглядатаев, неторопливо начал Локи, - что Тор тоже в Мидгарде, и довольно давно, у него есть бар, в Трондхейме, там часто ошиваются наши или пришлые боги и компания. Я в те места обычно не суюсь, - Лофт усмехнулся, - по понятным причинам, но он наверняка там.
Варианты с машиной или общественным транспортом отпали сразу же, что Локи терпеть не мог, так это долгие переезды. В былые времена его башмаки могли не только ступать по чему угодно и значительно увеличивать его скорость, но и в мгновение телепортировать тушку Локи в любое место, в пределах данного мира, конечно. Перезарядка у такого маневра была не быстрая, однако, теперь башмаки изрядно выдохлись в своих магических свойствах и вовсе утратили эту функцию. После последней такой телепортации Лофту пришлось на некоторый срок развоплотиться, ибо оболочка, застрявшая наполовину в ближайшей стене, оказалась не особо жизнеспособной.
- Перке! - громко позвал Локи карлика, в очередной раз с неудовольствием сталкиваясь с неблагозвучностью имен цвергов, - Будь готов отвезти нас до аэропорта в Олесунне. А сейчас посмотри ближайший рейс и забронируй два билета до Трондхейма.
Карлик, застывший на пороге с мокрой тарелкой и полотенцем в руках, молча выслушал требование, к выебонам Локи он уже привык и смирился, да и не требовал тот сейчас чего-то невозможного. Покряхтывая, цверг удалился исполнять приказанное.
- Мы собираемся сейчас же... - по привычке запуская пальцы в длинные патлы, начал Локи, - когда я вычешу все эти колтуны.

Билеты были заказаны, благо рейсы ходили ежедневно. Перелет был в тот же день и прошел без эксцессов. Локи даже успел умять в одно жало коробку горячих пончиков.
Весна в земле фьордов весьма переменчива, и Локи не прогадал, замотавшись в свой любимый цветастый шарф, больше похожий на плед, сотканный шизофреником под амфетаминами. Перед тем, как отправиться по маршруту к главной цели их визита, Локи потянул Фенрира прогуляться вдоль набережной Нидэльвы, посетить культурный центр, да и просто покататься по городу, и хоть Локи дурачился, ведя себя как гиперактивный, вечно удивленный турист, цель у этой прогулки была простая: разведать возможные пути отступления, если ситуация выйдет из-под контроля. Конечно, инстинкт самосохранения у трикстера работал с большим запозданием, пакостить он не мешал и включался только тогда, когда за эти самые пакости приходилось отдуваться. При всем этом, соваться куда попало и хоть примерно не знать местности Лофт не решался.
Тем временем небо уже успело стемнеть, и город теперь освящался одним электрическвом. Локи наконец-то решил отправиться к бару, по пути, конечно, да заглядывая в какую-нибудь приглянувшуюся подворотню. Внезапно завибрировавший в кармане смартфон заставил трикстера приостановиться, впрочем, пару раз потыкав пальцем по экрану, Локи продолжил путь быстрее, и уже с сияющим от довольной улыбки лицом.
- Так и думал, что эта самодеятельность, - обращаясь к Фенриру, Локи указал в небо на едва заметные следы уже расплывшегося Валькунта, - привлечет сюда много кого, приверженцев Астару, метеорологов, уфологов, или просто психов, могут даже пернатые с претензиями завалиться. Вот и мои девочки расценили это как доброе знамение и собираются в ближайшие дни устроить недалеко шабаш. Это прямо то, что доктор прописал. Может самому наведаться, как ты думаешь?
Впереди, примерно через два квартала, замаячила нужная им вывеска, Лофт заметил бы ее и раньше, если бы не был так сильно увлечен ползанием по ведьмовскому сайту узнавая детали грядущего шабаша, да, даже языческие ведьмы следовали в ногу с прогрессом. И вот они уже были у входа, Локи толкнул массивную дверь и замер на пороге, с прищуром оглядывая помещение.

+2

7

- Я буду себя хорошо вести, - сам не очень-то веря в то, что говорит, пообещал Фенрир. - Ну, по возможности.
Уточнять, что именно он имеет в виду под этим "по возможности" Фенрир не стал, это как раз было очевидно. Приглашение Тора запросто могло быть ловушкой. И хотя это было не похоже на того Тора, которого он знал и помнил, но как знать... Люди меняются. Боги тоже, только это занимает чуть больше времени. А уж чего-чего, а времени у Тора было предостаточно, в конце-концов столько лет прошло... Интересно, чего он хочет на самом деле?
Фенрир криво улыбнулся. Он бы дорого дал за ответ на этот вопрос. Он бы никогда не признал этого вслух, не признался бы даже самому себе, но ему было любопытно. Настолько, что это любопытство перевешивало и тревогу, и опасения, так что у него и мысли не было остаться в стороне.
- Да, я тоже слышал, что Тор где-то здесь... Но точно не знаю, где. Признаться, никогда не искал его, но это не проблема. Тем более теперь, когда он сам приглашает в гости. 
В Трондхейм они вылетели в тот же день, пару часов спустя. Лететь было недалеко, так что вскоре они уже бродили по набережной, вдыхая запахи успевшего стать за годы, прошедшие со времен его последнего визита в эти края, незнакомым, города. Локи радостно изображал любопытного туриста, и Фенрир не стал портить ему игру. Тем более, что прекрасно понимал, зачем они тратят время на прогулку по городу. Оглядеться и посмотреть что здесь к чему было совсем нелишним.
Так что к тому времени как они все-таки добрались до бара, долгие серые сумерки погасли, сменившись ночной тьмой, нарушаемой лишь электрическим светом фонарей, вывесок и витрин. Снаружи бар казался самым что ни на есть обыкновенным, но перешагнув порог следом за отцом, Фенрир сразу учуял разлитую в воздухе, как озон перед грозой, чужую силу.

Отредактировано Fenrir (02.05.2015 16:04)

+2

8

Желание напиться приходило к богини редко, но если приходило, то Фрейя позволяла себе оторваться по полной. Нет, границ, как не странно, дозволенного она не переходила, оставаясь верной своему греку, только вот алкоголю границ не ставила.
Это был как раз один из таких дней, когда хотелось почувствовать в своей голове пустоту и легкость в теле. Может даже она позволит себе сегодня полетать. Это было так давно.
Фрейя на мгновение перестала выбрасывать из шкафа на койку вещи и улыбнулась. Давно пора была выйти в свет и пусть этим светом будет лишь бар Громовержца, но... Кто его знает кого можно будет там повстречать. Богиня хмыкнула, закрыла шкаф и сделала то что не делает ни одна женщина, собираясь в бар: одела простые джинсы, сидящие на ее стройных ногах подобно второй коже, темный свитер с высоким воротом, да сапожки. Она еще немного постояла перед зеркалом прежде чем надеть янтарную подвеску - осколок Брисингамена, который достал, после долгих уговоров, Эгир и вызвала такси.
Именно в этот момент громыхнуло так, что в ушах заложило, а оконные стекла задребезжали. Призраки прошлого заявили о себе, заставив подбежать к окну и увидеть чудо - Валькут, мерцающий в разрядах молний.
- Thor, - выдохнула валькирия. - Á leið minni. Уже иду...
Ничего не было запланировано, заранее. Она в Норвегию то попала случайно: в поисках новых тем для своих статей - и никак не ожидала такого приглашения. А вдруг запланировано что-то было? Что если ее девочки решили, сегодня, погулять среди смертных? Фрейя скучала по своим валькириям и по старо-давним временам, по тяжести меча в руке, по запаху битв и даже по Смерти. Что если Эгир с Ран и Эйр придут, Тор, Сиф... Как же давно это было... Целую вечность назад. Целую жизнь назад.

Такси не доехало до бара каких-то несколько домов, продырявив себе шину. Расплатившись, все с той же обворожительной улыбкой что и прежде, а мысленно матерясь на всех известных языках, Фрейя запахнула полы пальто и поспешила к знакомому зданию. Стук ее каблучков резким эхом раздавался по округе.
- Придержите дверь, - переходя на бег, крикнула богиня двум темным силуэтам.
Воздух вокруг искрил божественной, пусть и слабой, силой и сейд.

+2


Вы здесь » mysterium magnum » Незавершенные эпизоды » (25.03.2014) Когда мифы ходят среди смертных


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC