mysterium magnum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » mysterium magnum » Завершенные эпизоды » (11.03.2014) Я знаю, что вы сделали прошлым летом


(11.03.2014) Я знаю, что вы сделали прошлым летом

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: 11.03.2014
Участники: Люк Калпеппер и Дороти Перкинс
Место событий: Нью-Йорк, музей мадам Тюссо
Описание: Дороти видит будущее, оно туманно и печально. Ясно пока только две вещи: Люк находится в музее мадам Тюссо и ему грозит опасность. Люк же просто пытается немного подзаработать очередным спиритическим сеансом, группа подростков из числа Золото молодежи пытаются призвать дух своего погибшего друга, только они утаили тот факт, что друга пришили собственноручно.

Отредактировано Luke Culpepper (08.03.2015 20:54)

+1

2

Солнечное затмение — астрономическое явление, которое заключается в том, что Луна закрывает Солнце от наблюдателя на Земле. Солнечное затмение возможно только в новолуние, когда сторона Луны, обращенная к Земле, не освещена, и сама Луна не видна. Если хоть в одной части земли можно наблюдать полное закрытие солнца, то затмение считается полным. Его можно наблюдать от двух до пяти раз в год, из которых не более двух могут быть полными.
Люк касался большим пальцем экрана своего телефона, пролистывая общедоступную информацию о затмениях от определения до смежных событий от вчерашней даты. Наводнения, внезапные сообщения из онкологических и кардеолоических отделений по всем штатам, аварии и преступления.
У него нестерпимо болела голова еще со вчерашнего дня, при всем при этом Люк не брал и капли в рот. Информация хлынула потоками прямо с момента самого затмения, даже не нужно было давать особый запрос (в нескольких экземплярах). Первая волна застала его за рулем, Калпепперу пришлось вывернуть на обочину, чтобы перевести дыхание. Такого уже давно не было, с годами медуим научился контролировать свою силу и сюрпризы могли поджидать его крайне редко в виде таких вот бесконтрольных сообщений.
На этот раз все было совершенно иначе. Такое ощущение, будто высвободилось огромное количество энергии. Откуда была энергия непонятно ни их эфира, ни по знакам.
Люк хмурился, на переносице и на лбу от этого образовывались глубокие морщины, которые придавали лицу, освещенному только лишь слабым мерцанием экрана мобильного телефона, еще большей загадочности. Это хорошо, это играло ему только на руку, ведь именно за этим Калпеппер стоял облаченный в черные брюки на подтяжках, зеленую футболку и серый пиджак с черными заплатками на локтях, поблескивая идеально лакированными черными ботинками с зелеными шнурками, посреди огромного зала в музее мадам Тюссо в Нью-Йорке. Он был призван за баснословную плату изобразить спецэффекты и призвать (но не к ответу) дух усопшего друга группы молодых людей.
- Роб, еще раз объясни, почему именно здесь? - раздался приближающийся голос одного из плативших.
- Джимми, заткнись! Сколько раз объяснять, называй меня Роберт! Моя тетка достала сюда ключи, это крутое место, - ответил самый высокий парень с прилизанными волосами. проводящий в спортзале слишком много времени для того, чтобы знать, как правильно пишется слово "афродизиак", явный альфа-самец.
- Прости, Роберт, просто тут жутко, - второй парень был хипстером в очках с роговой оправой и самым трусливым в группе.
- Жутко круто! - стаю самцов разбавил звонкий женский голос. - Не ссы, сучара, - заверила рыжеволосая ярко одетая Ким, толкнувшая хипстера в бок.
Все, что Люк усвоил об этой особе, сводилось к излишней грубости, привычке использовать уличных слэнг и называть всех сучарами.
- Давайте уже покончим с этим и разойдемся,  - наконец появилась четвертая девушка по имени Кэтрин, одетая, как будущий член конгресса.
Четверо учились в частной школе и располагали значительными средствами. Это все, что нужно было знать Люку, за исключением нескольких деталей об усопшем для эзотерического сеанса. Сейчас дела шли на спад и нужно было подзаправиться деньжатами.
- Так, господа, - он кашлянул, - и дамы.
- Йоу, вещай без напряга, - подала голос Ким.
- Да, - протянул Люк, - так и сделаю, спасибо за совет, - рыжая подмигнула.
Подростки, - подумал Люк и закатил глаза, - хорошо, что я избавлен от радостей отцовства.
- Значит, случаем сюда. Маркер смываемый, поэтому края круга не затирать. Это жизненно важная информация, поверьте мне. Все садимся в круг, беремся за руки, я буду в центре, вещь этого Лиама давайте мне, я скажу пару слов, потом вы сможете задавать вопросы.
- Когда именно их задавать? - хипстер тянул руку вверх.
- Можно руку не поднимать, мы не на уроке. Вы поймете. Каждый может задать по одному вопросу. Все ясно?
Дальнейших уточнений не последовало, Люк принял молчание за знак удовлетворенности (такое, кстати, не рекомендуется проделывать с женщинами), уселся в круг, призвал дух Лиама Букера, откинул голову назад и принялся отвечать на вопросы.
Глаза его в такие моменты полностью белели, не оставляя и следа от зрачков и радужки. Школьники переполошились, чего и следовало ожидать, но после взяли себя в руки. Каждый задал по вопросу и все шло хорошо до тех самых пор, как Джимми не подал голос.
- Ты ведь не сердишься на нас, правда Лиам, тебе там хорошо?
На несколько секунд над залом повисло молчание. Люк почувствовал прилив энергии и злость, его губами Букер выдал, зловеще изменив голос:
- Не злюсь? Да вы угандошили меня и оставили помирать, сраные уроды! Чтоб вы все сдохли!
- Но, но, это же был несчастный... - Кэтрин увеличила глаза до размера блюдец.
- Здохнуть! Я хочу, чтобы вы сдохли, - не успокаивался Лиам.
Джимми попятился назад из круга, шмякнулся на скользком полу на пол и стер круг. Все разом стихло, Люк вернулся к своему обычному состоянию, кашляя от напряжения голосовых связок.
- Что сейчас было? - он поднялся в кругу, рассматривая перепуганных до смерти детей. - Вы бы хоть сказали, что убили пацана.
- Да мы его не вальнули, он сам! - начала оправдываться Ким.
- Так-так, - Калпеппер выставил ладони вперед, - мне все равно, что вы сделали прошлым летом, я хочу свои деньги, а вы сотрите тут все, погасите свечи и по домам в кроватку, час поздний.
- Сучара!
- Ким! - альфа-самец достал конверт из заднего кармана джинсов и передал медиуму.
- С тобой приятно иметь дело, Роберт, - Люк шутливо поклонился и направился к задней двери.
Он выглянул на улицу, на лицо тут же капнуло. Начинался дождь, на встречу ему шла женская фигура, а из-за спины повеяло холодом.
Сквозняки, - подумал Калпеппер и прищурился, чтобы разглядеть фигуру.

+1

3

Всегда быть прилежной девочкой не интересно. Жутко не интересно и ужасно скучно. Каждый день похож на предыдущий. Стараешься быть хорошей, правильной, воспитанной - помогать, а однажды узнаешь, что то на чем все это строилось - обман. И тебе уже не надо доказывать, что ты правильная и достойная гордости родителей.
Нет, отчиму то все равно. Он любой любит своего медвежонка, а мать... Она такая вся чистенькая, аккуратная, пунктуальная. И вся их жизнь такая же аккуратная и пунктуальная, и иногда чистенькая. Все-таки живя среди потомственных ведьм и ведьмаков трудно оставаться абсолютно чистенькой: то кровь понадобиться, то лягушки сушенные нужны, а еще хуже были крылья летучих мышей - они воняют.
Мда, этой жизни конец пришел неожиданно. Случайно подслушанный разговор и уже получается, что биологический отец во всем не отказывался от нее, что это мать отказалась от него. И отсюда все вытекающие последствия.
Грустно.
Дороти пнула камешек с тротуара. История ее жизни такая странная. Порой ей хотелось быть обычной и не пытаться сбежать от самой себя, не пытаться приучить отца к своему существованию и не пугаться своих видений.
Такая глупая! Наивная!
Не смогла найти ничего лучшего как приезжать к Люку, к папе, и просить у него деньги, только для того чтобы, стоя рядом чувствовать как вокруг него ее аура питается, как она расцветает изнутри. Все ее существо радуется его хаосу и беспорядку.
А он все твердит, глядя в глаза, что хотел сына. Что же ей может тоже хотелось бы быть мальчиком, по крайней мере ей бы не дали эту странное имя Дороти.
Умная мысль понять его пришла поздно, когда ей минуло восемнадцать и паспорт был уже давно на руках. Что же... Придется жить с ним и избегать красных туфелек, а они такие классные.

На кончик носа упала капелька.
Подняв  нему лицо, Дороти зажмурилась. Как же ей хотелось взмыть в небо - попробовать поверить самой себе, в свою силу, а не в пугающие виденья. Вот одно из них и пригнало ее в весенний Нью-Йорк. Может это был сон на яву - так хотелось бы в это верить, но он был таким ярким, жутким и реальным, что Дороти вскочила в первый, идущий до Сити, поезд, чтобы найти отца. Она видела его судьбу. Это было жутко!
Девушка открыла глаза.
Она могла поклясться, что ощущение меди на языке до сих пор осталось, словно это она пила воду жизни - кровь. И этот запах: запах смерти, проникающий под кожу, сжимающий сердце в холодных тисках - он был повсюду.
Это было ее обязанностью предупредить отца. Пусть посмеется, но она будет знать, что он предупрежден и никто его больше у нее не заберет. Простить такое матери Дороти так и не смогла, а кому-то другому грозит ее месть. А злить ведьм, даже таких юных и невинных, как она, не стоит.

Каблучки стучали по пустынным тротуарам: тук-тук-тук - и вскоре ее сердце забилось в унисон: тук-тук- тук... тук. Что-то было не так. Где-то совсем рядом колдовали.
Дороти осмотрелась. На другой стороне улицы красовался служебный вход в дом Мадам Тюссо. Мда... Вот и сон так начинался. Сейчас в небе мелькнут огни садящегося самолета и на порог выйдет мужчина. Девушка вздохнула, когда так и произошло.
Ей ничего не оставалось, как...
Перейти улицу, сунув руки в задние карманы джинс, поджав губы. И что ей стоило сказать?
Привет, Люк, я тут поговорила с тем светом - тебя там ждут?
Или...
Ой, папочка, а мне недавно послание на твой адрес пришло - с того света?
Тупость!
- Привет, - для начала кивнула она, посмотрев Люку в глаза. - Колдовал в музее?

+1

4

Есть встречи, которых ты уж никак не ждал и одной из них суждено было произойти именно сегодня. Это мог быть кто угодно! Старый враг, неудовлетворенный или же напротив через чур удовлетворенный участник оргии. Но этим кем-то оказалась его единственная внезапная дочь и удивлению Люка не было пределов, ведь о таких вещах он узнавал в первую очередь через эфир, а уж потом благодаря своему зрению.
- Дороти? - ни секунду он завис в ожидании, в немом запросе, пытаясь понять, что же ее сюда привело.
Но затем в процесс вопрошения эфира вмешался злой рок. Ну, или благосклонная фортуна, это как посмотреть. Вдруг полило, как из ведра. Калпеппер протянул руку, схватил запястье Дороти в втянул ее в помещение.
- Что же ты стоишь под дождем? Не стесняйся, заходи? С чем пожаловала? - он прищурился, старательно запихивая хрустящие банкноты к задний карман клетчатых брюк на подтяжках. - Денег нет. Дела совсем плохи.
Внезапный укол совести. Не знал, что она у меня еще есть...
- Ты как меня тут нашла? Я никому не говорил, куда поеду, - ложь, было трое человек, которым он всегда говорил место и три разные причины, чтобы подстраховаться, троица менялась каждый раз.
Отчасти поэтому молочник, почтальон и мороженщик считали его странно болтливым.
- Да ты не стой на пороге. Одна из величайших заготовок Вуду современности, - он протянул руку и обвел помещение ладонью, демонстрируя восковые фигуры, которые были расставлены в соответствии со своей принадлежностью к той или иной медийной сфере, - музей мадам Тюссо. И пусть они говорят, что это музей, ты им не верь, дорогуша, - он приобнял дочь за талию ничего не значащим жестом и повел в то помещение, из которого недавно удалился.
- И, если ты приехала посмотреть, как работает твой старик, то ты немного припозднилась, мы уже закончили.
В помещении царила дисгармония, это можно было почувствовать и не будучи эмпатом. Двое из четырех ругались, Кэтрин рыдала, а Роберт пытался оттереть следы пентаграммы на полу.
- Зактнись, Ким, посмотри, что ты сделала с Кэтрин, она рыдает. Если не замолчишь, я...
- Ой-ой, посмотри, у кого яйца появились, а в прошлый раз ты позволил мне все сделать, Джимми.
- Это потому, что ты бессердечная сука!
- Милые бранятся, только тешатся, - прошептал Люк на ухо Дороти. - Ты посмотри, как разошлись. Эй, Роберт, может, уже закончишь? Пора выдвигаться.
Роберт прошипел что-то невнятное, Кэтрин тем временем куда-то исчезла, но ее присутствие послышалось откуда-то из глубины музея в скором времени. Адский душераздирающий крик повторялся эхом по пустым залам с высоким потолком. Джимми вскрикнул, Ким матернулась, Боб вскочил на ноги и бросился на крик. Люк выдохнул и увидел в буквальном смысле этого слова свое дыхание, в помещении стало чертовски холодно.
- Ох не вовремя ты приехала, Дороти, - пробормотал он до того, как раздался второй крик. - Надо бы посмотреть, - сказал он и кинулся к входной двери, которая оказалась заперта.
- Спорю тоже самое произошло с остальными дверями, - его взгляд шарил по полу, где раньше была пентаграмма.
Что же произошло? Нужно было посмотреть на орущих подростков, чтобы разобраться.
- Пойдем, Доти, посмотрим, сейчас лучше не разделяться, - он двинулся на звуки криков и громкого всхлипывания, чтобы обнаружить Кэтрин мертвой у одной из фигур, которая держала в руках статуэтку Оскара. Теперь эта самая статуэтка была плотно воткнута в грудную клетку мертвой девушки, заливая ее костюм густой темной кровью.
- Хорошо, что Ди Каприо не получил его, я бы не пережил такого пассажа, - похоже на то, что он был единственным, кто в данный момент улыбался.

+1

5

Бывают не ловкие моменты, а бывают жутко не ловкие моменты. Вот такие как сейчас, когда не знаешь с чего начать, а тебя тянут в здание, пытаясь защитить от дождя. И даже осознание того что ты могла промокнуть до нитки не так противно, как то что отец считает тебя ужасно меркантильной, приходящей к нему ради денег. Нет, тут конечно виной собственная глупая идея, только не скажешь же ему, что в принципе тебе плевать на его деньги, поскольку обеспечена достаточно хорошо. В крайне случае до того момента как мать прознает о попытках сойтись с отцом. Хотя... Какое ей до этого дело?
Матушка не особо то и волновалась пока дочери не было в стране. Она даже не знала, что ее маленькая ведьмoчка ясновидящая. Ну, если уж на то пошло, пытается ею стать.
- Мне не нужны деньги, - сквозь зубы процедила Дороти, позволяя Люку - отцу - затащить себя под крышу.
Полностью пропуская всю болтовню, девушка украдкой поглядывала на отца, то есть Люка.
Нет. С этим надо было что-то решать!
Отчима Дороти всегда звала по имени, а тот и не претендовал на звание отца года, но старался им быть. С биологическим же отцом все было сложнее и иногда, а последнее время очень часто, Дороти хотелось произнести столь запретное слово "папа", обращаясь именно к Люку. Видно правы те кто говорят, что отцами и дочерьми есть особая связь. Ее то и хотелось прочувствовать от начала до конца со всеми подарками и домашними арестами, с воздушной сахарной ватой и попытками сфотографировать ее перед выпускным.
Глупые мысли. Мечты ведьмы о жизни среднестатистического подростка, которым она, во-первых - никогда не была, а во-вторых - уже не была.

Дороти размышляла, не встревая в льющеюся рекой речь отца. Он всегда много говорил. Она то же любила поболтать, но только тогда, когда надо было предстать в образе полной блондинки. А вот объятия... Да, от них стало сразу же спокойней. И надо было прервать поток этой болтовни! Ей надо было серьезно поговорить с ним о  своем видение, о том как она его нашла.
- Пап, помолчи минуту, - неожиданно резко для себя произнесла девушка, но тут же осеклась, осознав, что они уже не одни. - О!
Когда она думала об отце как о центре хаоса, то никак не представляла себе такой хаос и бардак. И сейчас она с удовольствием бы убралась из музея, подгоняемая не только замечаниями Люка, но и царившей вокруг атмосферой.
По позвоночнику пробежал холодок, заставляя выпрямлять спину. Взгляд стал более внимательным, скользя по разношерстной компании. Только самым противным ощущением было то что кто-то настойчиво стучал в ее эфир, требуя сосредоточится на чем-то чего, в принципе, быть не должно. Но стоило ей открыть рот, как отец, в который раз уже, вставил свое веское слово и ей пришлось бежать за ним.
Вообще-то вскрик боли Дороти восприняла больше как иллюзию. Все это место давило на нее. Перед глазами мелькали картинки из предыдущего видения.
Опасность!
Вот что стучалось в ее сознание. Кто-то предупреждал ее. А может просто сработала интуиция...
- Не называй меня "Доти", - огрызнулась девушка. - Надо было поменять это имя еще в восемнадца...
Слова застряли комом в горло. В нос ударил густой запах меди. И с губ Дороти сорвался тихий писк, тут же заглушенный ее же ладошкой, прижатой ко рту.
Ей должно было стать плохо. Она знала это. Ее должно было мутить, тянуть на рвоту. В крайнем случае, должна же она была грохнуться в обморок! Только ничего подобного не случилось.
Мертвое тело выглядело шокирующе. Запах смерти раздражал, как и откуда-то появившейся привкус железа на языке. Но не более того.
- Вот... Поэтому я здесь, - медленно выговорила Дороти. - У меня было... Видение. Тебя звали в гости... На Тот Свет...
Сказала и подняла на отца испуганный взгляд голубых глаз.

+1

6

Дороти оказалась своенравной девицей. Она не дослушивала, грубила и появлялась в самый неподходящий момент. Одним словом, она очень походила на своего биологического папашу.
- Можно подумать, у меня было право голоса, когда это имя вписывали в твое свидетельство о рождении, - буркнул Люк.
Даже больше того, он вообще не значился в этом самом свидетельстве, как живой родственник. По этому поводу, как и по поводу своей сезонной аллергии Калпеппер старался не унывать. Он вообще был веселым и забавным парнем. Как раз сейчас это веселье демонстрировалось на его лице при виде психующих подростков.
- Нужно сваливать, проверим выходы! - визжал хипстер.
- Давайте разделимся, - предложил главарь разношерстной компании, будто издеваясь над словами единственного сведущего в этих делах Калпеппера.
Люк только закатил глаза, чтобы полностью отключить свое внимание от назойливой молодежи, ведь до его сознания сейчас дошла информация куда более интересная и заслуживающая его непосредственного участия.
- Постой, - Люк повернулся к дочери, крепко сжав ее плечи ладонями, посмотрел прямо в глаза, пытаясь понять, говорит ли она правду.
Его лицо в этот момент выражало смешанные эмоции. Брови столкнулись над переносицей, сцепившись в какой-то давней схватке, губы были прижаты друг к другу настолько плотно, что было не ясно, имеет он одну губу или две. В следующую секунду все морщины (кроме старческих) разгладились и лицо будто озарило сияние идеи.
- Ты видишь будущее? - губы из одной превратились в две  тут же растянулись в блаженной улыбке.
Люк звонко засмеялся, сгреб Дороти в объятия и закружил, впрочем также быстро отстранился, приложив ладонь к внезапно заболевшей пояснице.
- Не могу поверить,  - все еще лихорадочно шептал он, - моя девочка видит будущее, - впрочем, быстро взял себя в руки и постарался сгладить это вот "моя девочка". - И что же ты увидела? Звали на тот свет кто и когда? Это важно. Не хочешь же ты сказать, что это произойдет здесь и сегодня, ведь тогда это стало бы позором - не справиться с каким-то воинственным духом.
Боль в пояснице прошла и наступила тишина, после которой, как известно, не следовало ничего хорошего.
- Расскажи же скорей, когда это случилось в первый раз? Что ты увидела первым? Как часто это происходит? Уууу, так восхитительно, что ты пришла поделиться этой новостью, я на седьмом небе, детка.
Вдалеке послышался визг. Судя по звуку это был хипстер. Дальше последовала серия глухих ударов, грохот и снова визг.
- Да не обращай внимание, рассказывай же!

+1

7

На Доти выливалось одно ведро холодной воды информации за другим и ей это со всем не нравилось. Абсолютно не нравилось. Ей хотелось бы чтобы в свидетельстве о ее рождение стояло имя биологического отца, чтобы перед ее рождением мама с папой выбирали ей имя - нормальное имя... Хотя зная, уже более или менее, Люка девушка не могла дать сто процентной гарантии, что имя бы ей понравилось.
Так что пришлось сжать губы по плотнее, а ляпнуть очередное хамство очень хотелось. Оно было не к месту и, вообще, пора было ей учиться держать свой ротик на замке.
Чему вполне поспособствовал труп. И пока папа выражал восторг по поводу ее дара, Дороти смотрела на мертвое тело девушки. В этот момент она не могла скрыть свои эмоции. Страх, понимание, боль и что-то чего не должно было бы быть: любопытство - скорее всего это в ней говорили гены потомственной ведьмы, для которой смерть лишь переход в другое измерение или же способ добыть нужную информацию.
- Пап, я тяжелая, - тихо заметила Доти.
Она была для него тяжелой уже лет пятнадцать. Люк много пропустил из ее жизни.
- Я бы не сказала, что я вижу будущее... Это так странно.
Что бы объяснить Люку что конкретно она видит и чувствует Дороти пришлось приоткрыть ему часть самой себя: показать настоящему Дороти - уязвимую девочку, которая очень скучает по отцу и простому человеческому теплу, которой со всем не хочется притворятся с мужчинами, добиваясь от них желаемого с помощью своего тела и трепещущих ресничек. А это место, труп рядом и крики психующих подростков не особо располагали к подобным признаниям.
Надо было сосредоточится.
Надо было уговорить отца покончить, для начала, с призраками или же тем бредом что носился по коридором этого здания. Но отец как всегда все говорил, и говорил, и говорил, а когда замолчал то пространство разорвал крик, превративший кровь в лед.
Дороти вздрогнула, испуганно уставившись на Люка.
- Я расскажу, честно, - крутя головой, возразила она. - Но... Там кого-то еще убили. Пап?
Ей было по-настоящему страшно и на Люка смотрели огромными испуганными глазищами.

+1

8

Кто бы мог подумать, что это самое "пап" согреет душу желчного мужчину в самом расцвете сил на столько, что он согласиться заняться происходящим и откажется от того, чтобы насладиться смертями группки чванливых подростков. Но действие слово возымело именно такое и Люку бы впору забеспокоиться об этом, ведь аккурат 25 лет назад он отказался от ребенком, пусть и под натиском довольно сильной ведьмы...и самой матери Дороти.
Жизнь в качестве быка осеменителя в ведьмовском клане может быть двоякой. С одной стороны тут тебе и зелья, и амулеты, и долголетие с защитными заклинаниями, опять же маму тещу можно всегда называть ведьмой без последствий для жизни. Но с другой стороны роли в клане у него не было бы особой, кроме как предвестника бед и все такое прочее. А Калпеппер никогда не был особенно хорошим командным игроком.
- Ладно,  - он осмотрелся. - Нам нужно разделиться, - с серьезным видом проговорил Люк. - Точнее никогда не разделяйся ни с кем в подобных ситуациях, - на минуту включился отцовский тон, - но именно сейчас, когда я говорю, что можно, разделяться - это хорошая идея.
Пока говорил, медиум начертил круг вокруг себя и втолкнул в него Дороти. Круг был "украшен" затейливыми символами и содержал в себе три свечи, расставленные как можно более аккуратно по периметру. 
- Постой пока тут, только не стирай границы и не выходи за них, - он почесал подбородок, - должно помочь. Я сейчас отойду и постараюсь вернуться как можно быстрей, а ты потом расскажешь мне все очень подробно.
Люк подмигнул и скрылся в коридорах массивного здания по пути туда, откуда слышался крик в последний раз. Время шло, а медиум не возвращался. Откуда-то из глубины зала слышались голоса подростков в хаотичном несвязном порядке. Какое-то время было совсем тихо и только потом из темноты дверного проема показался хипстер. Очки его сидели неровно, подстреленные брюки бежевого цвета были окрашены в крови, он держался за голову и шел очень медленно, бездумно пялясь в одну точку, которой и была сама Дороти.
- Ты кто? - протянул он и лицо его комично продемонстрировало недоумение. - Помоги мне, девочка, - впрочем сообразил хипстер быстро.
Он дошкандыбал до круга и остановился в нескольких сантиметрах от него. При ближайшем рассмотрении стало видно, что его пышная шевелюра залита кровью, которая хуже любого геля спутала волосы и придала им вид пакли. Стекла в очках были разбиты, а зрачки не расширялись при свете свечей.
- Помоги мне, - затянул свою песню Джимми, нависая над линией круга. - Помоги мне, я не могу пройти.
Внезапный боевой клич разрушил атмосферу жути и зловонного дыхания мертвого Джимми. Тяжелый удар по голове, хруст черепа и победоносный клич девушки в спортивном:
- Буя! Второй раз замочила тебя, Лиам! А призрак ты так себе, да, сучара?
И без того мертвое тело Джимми рухнуло на паркет.
- А ты кто такая, куколка? - она положила на пол подсвечник и зря потому, что позади девушки появился никто иной, как восковая фигура секс дивы.
- Пу-пу-пу-пиду, твари, - Мерлин Монро держала в руках топор из пожарного набора и нехорошо улыбалась накрашенными восковыми губами.
Ким взвизгнула и прыгнула в круг, пытаясь вытолкнуть из него Дороти...

+1

9

Доти никогда серьезно не задумывалась, а почему в ее семье так не любят ее биологического отца. Ее частенько кормили байками, настраивая против Люки, но так и не преуспели в этом. Для девочки он всегда был чем-то не достижимым, тем кого хотелось чувствовать и видеть рядом. Уже повзрослев, Доти начала понимать, что ее дар скорее уж завязан на отце, а не на матери и поэтому семье о нем и не рассказала. К тому же к тому моменту она начала видеться с отцом, находя для этого самые нелепые причины.
И когда папа предложил ей разделиться, маленькой ведьмочке это не понравилось. Она читала и смотрела ужастики: в таких случаях пышногрудая блондинка всегда умирала. А ей жить хотелось.
- Пап, - она внимательно следила за его манипуляциями с мелом и полом, - ты противоречишь логики. Вдвоем безопаснее... Если только ты не решил ловит на живца...
На Люка смотрели огромными испуганными глазами.
Мать всегда защищала Доти от настоящих ритуалов, запихивая в девочку лишь теорию. Спроси у нее о вызове духов, некромантии и она бы ответила, но попроси поднять из могилы труп и задать ему вопросы - тут бы ведьмочка спасовала.
- Я... Ладно...
А что еще ей оставалось ответить?
Быть послушной девочкой.

Дороти и не понимала как вокруг жутко пока папа не ушел. Ей казалось, что она попала в огромный склеп, где покойников замораживают в странных позах, не погребая, не пряча от времени и тлена.
Обхватив себя руками, она начала расхаживать по периметру круга, решая как проще рассказать Люку о своих видениях. Доти даже речь начала репетировать, когда появился хипстер.
Во что вляпался отец?!
Доти молча, следила за не-до-покойником и напряглась, когда тот не смог пройти в круг - ей только нечисти не хватало. И где папа когда он так нужен!?
И все же ей стало жаль этого... зомбика, голову которого раскромсала боевая девица:
- Я? Я - никто.
Ведьмочке со всем не хотелось иметь ничего общего с этой убийцей.
- Проходи мим...
Движение позади девицы было смутным и то что на ту нападут было не понятно. Лишь когда дива с топором на перевес, стало со всем уж не весело. От страха Доти забыла все чему ее учили и девица-убийца ей не помогала в возвращение памяти.
В последний момент ведьмочка успела отступить да еще и поддать для ускорения девица, но потеряла равновесие и приземлилась на филейную часть аккуратно за чертой круга.
И тут сработал механизм самозащиты.
Дороти резко села на колени, выбросив левую руку вперед, на запястье которой, нанизанные на тонкие веревочки-браслеты, покачивались амулеты, и прошептала заклинание-запирание:
- Властью данной мне богами, бывшими и нынешними, кровью на кресте, травами на костре, запираю тебя дух в теле твоем неодушевленном без права движения. Colloportus mia terra decendo!
Доти развернула руку, ладонью к верху и полоснула по запястью острым ноготком. Алые капли упали на пол, на меловые очертания круга...

+1

10

Калпеппер пробирался по коридорам воскового музея. Если подумать, то ничего более жуткого себе представить нельзя. Из этого получился бы неплохой сюжет фильма ужасов. Или такой фильм уже сняли? Кто их разберет?! Все равно в современном кинематографе сплошная ложь с целью приукрашения. Вот и Люк собирался тут сегодня навести красоты, припугнуть студентов и свалить с карманами набитыми капустой. А теперь приходится разгребать и так не вовремя.
Появление Дороти меняло многие его планы на будущее. Если она действительно ясновидящая, если видела то, о чем говорит, а не просто пытается привлечь к себе внимание, ему грозит опасность и источников у этой опасности может быть ой как много. Однако не стоит забывать, что последние события, завязанные на затмении, многим дали возможность поживиться за счет чьей-то могущественной магии. И это свидетельствует лишь о том, что врагов имеющий не только желание, но еще и возможность порешить Калпеппера становится на порядок больше.
Люк остановился, приглядываясь к платью мадам Помпадур, которое ходило ходуном и выглядело еще более пышным, чем обычно. Он сделал несколько шагов по направлению к нему как можно тише, а затем резко отдернул подол. На полу, вжимаясь в корсет, сидел Роберт.
- А я тут пря-ч-чусь, - немного заикаясь, произнес красавец, качок и, видимо, альфа самец факультета.
- Я так и подумал, что ты не призрак, - Калпеппер закатил глаза, схватил Роберта за капюшон толстовки и потянул за собой.
Куда красноречивый было бы схватить его за ухо, но рост не позволил. Вдвоем они оправились к помещению, в котором осталась Дороти.

Алая капля крови упала на меловые очертания круга. Затем еще одна и еще. Трех было достаточно для того, чтобы закрыть несколько сантиметров  белой линии, но взгляды были прикованы к восковой фигуре в белом платье, которая обронила топор и схватилась за голову, будто пытаясь раздавить ее руками, чтобы получить возможность выйти наружу.
Однако возможности такой не нашлось и фигура закрыла руками восковое лицо так, будто собиралась заплакать. Несколько секунд слышались всхлипывания, которые затем также плавно перешли в хихиканье и хохот.
Мерлин Монро заливалась злобным смехом, закидывая голову назад в исступлении.
- Дуры, - сквозь смех сумела выдавить она, - я доберусь до вас. Теперь и ты в моем списке! Ты, запомни, блондинка, ты умрешь последней, на десерт, - хохот становился жутким, хотя и был беспомощным.
Послушался глухой удар и на пол полетели осколки черепа, парик и какая-то бижутерия. Голова Монро слетела с ее плечей и теперь красовалась на полу все также продолжая хохотать.
- Закапайте это в лесу, молокососы, - Калпеппер смахнул челку с глаз и поставил на пол стальную стойку для разделительной ленты. - И больше никаких фокусов с убийствами. Теперь и я знаю, что вы сделали прошлым летом. - Пойдем, - он обращался уже к Дороти.
Отойдя на достаточно длинное расстояние, чтобы их не могли услышать, Люк продолжил говорить.
- Ты молодец. Не испугалась? Признаюсь, не ожидал такой ловкости рук, но ты справилась. Я тобой, - он отвернулся, выуживая ключи из кармана, и зажевал последнее слово, - горжусь.
Они сели в припаркованную у заднего выхода машину, дождь уже закончился, но небо все еще было затянуто тучами. Скоро наступит  рассвет и карандашный эскиз этого музея превратится в полную красками трагедию в двух актах.
- А теперь расскажи мне о своем видении, - двигатель заурчал и машина тронулась в направлении его так называемого дома, в котором юной девушке, наверное, не место, а может, все совсем наоборот.

0


Вы здесь » mysterium magnum » Завершенные эпизоды » (11.03.2014) Я знаю, что вы сделали прошлым летом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC