mysterium magnum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » mysterium magnum » Завершенные флэшбэки и AU » (852 г.) Полет валькирий


(852 г.) Полет валькирий

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

[AVA]http://s009.radikal.ru/i307/1502/bd/ed20d1f41436.jpg[/AVA]
Время действия: 852 год
Участники: Фрейя, Фенрир
Место событий: Карлингфорд, фьорд Карлингфорд-Лох, Ирландия
Описание: узнав о судьбе, постигшей его отца, Фенрир ищет способ вернуться в Асгард...

Отредактировано Fenrir (24.02.2015 22:33)

0

2

[AVA]http://s009.radikal.ru/i307/1502/bd/ed20d1f41436.jpg[/AVA]К тому, что сюда, в Мидгард, новости из Асгарада доходят с запозданием и в до неузнаваемости искаженном виде, Фенрир за годы, прожитые в этом мире, уже успел привыкнуть. Скальды всегда врут. И уж кто-кто, а Фенрир, не раз слышавший как одни и те же песни с каждым новым исполнением обрастают все большим колличеством подробностей, настолько жутких, насколько и вымышленных, это точно знал. Достаточно вспомнить, что он слышал о самом себе... Так что, стоит ли удивляться, что большую часть того, о чем пели скальды, Фенрир привычно пропускал мимо ушей, даже не утруждая себя попытками вычленить зерно истины из тех чудовищных нагромождений лжи, что скальды называли художественным вымыслом. Вплоть до того самого дня, когда он услышал краем уха знакомое имя, имя своего отца, и деревянная чаша раскололась прямо в ладони, когда Фенрир непроизвольно сжал пальцы в кулак, отказываясь поверить услышанному. Это не могло, не должно было быть правдой... Один не мог быть настолько жесток. 
А, собственно, почему бы и нет? Вспомни, как он обошелся с тобой, хоть ты и не сделал ничего плохого, – ехидно напомнил внутренний голос, когда Фенрир, выйдя из душного помещения, жадно глотал холодный ночной воздух, балансируя на самой грани трансформации, и тщетно пытался заставить себя успокоиться и дышать ровно. Получалось плохо. Бешеная ярость, зародившаяся в глубине души и кипящей волной угрожавшая захлестнуть сознание, требовала выхода. А почти полная луна, насмешливо скалящаяся над головой, отнюдь не добавляла душевного равновесия. В полнолуние желание отбросить опостылевший человеческий облик и снова стать самим собой всегда было особенно сильным.
Его хватило лишь на то, чтобы выйти за пределы поселения и скрыться под сводами леса. Там, в дали от любопытных глаз, он дал себе волю. И только когда луна скрылась за горизонтом и первые лучи восходящего солнца окрасили небосклон в алый цвет, человеческое обличье, а вместе с ним и способность мыслить здраво, вернулись к нему.
Я должен вернуться в Асгард, - решил Фенрир. – Я должен выяснить, что произошло на самом деле, найти способ освободить отца, если это все действительно правда, а если уже слишком поздно, то отомстить за него. Хотя бы это я должен для него сделать.
Вот только воплотить это намерение в жизнь оказалось не так-то просто. Первая и самая серьезная проблема заключалась в том, что Фенрир понятия не имел, как попасть в Асгард. Тропинка между мирами, по которой когда-то провел его Локи, начисто стерлась из его памяти, и он не имел ни малейшего представления, как открыть ее снова. Самостоятельно дорогу в Асгард он не найдет. Ему нужен проводник. И, немного поразмыслив, Фенрир догадался, где его найти.
Валькирии, приемные дочери Одина, забирающие души павших воинов в Вальгаллу. Ни одна более-менее значимая битва не обходится без них. И он сам не раз и не два слышал, как проносились над головой призрачные кони, несущие прекрасных всадниц, вестниц смерти. Нужно просто заставить одну из них приблизиться к нему хотя бы на расстояние броска копья, а там... Там видно будет.
Вот так и оказалось, что в день, когда флотилия "черных чужеземцев", датских викингов, мимоходом захватив Дублин и Анагассан, вплотную подошла к Карлингфорду, Фенрир был среди защитников города. По сути ему было все равно, за кого сражаться, ему было плевать, кто прав, а кто виноват, ему были одинаково безразличны и новержцы, и датчане, и уж тем более не волновало, кто победит. Единственное, о чем он думал в тот день, это о том, что такое сражение обязательно привлечет внимание валькирий, а значит, он обязан дождаться их появления...

Отредактировано Fenrir (24.02.2015 22:42)

+1

3

Сокол, благородная ловчая птица - символ солнца и света, победы и превосходства, защиты и свободы. Он взвивается в поднебесье, крыльями рассекая последние солнечные лучи, проникающие через свинцовые грозовые тучи, и кружиться там, приветствуя конец дня. К сожалению, в этот раз он летал не просто так над густым лесом, еще не тронутым дерзким поцелуем Луны. Но хрустально свежий воздух уже бодрил, напоминая, что пора тепла заканчивается. Этот воздух, пробуждал каждое чувство - все казалось более ярким и четким. Каждое дерево, каждая скала были наделены духом и жизнью. И можно было бы летать так бесконечно долго, играя с воздушными потоками, если бы не усталость.
Сложив крылья, сокол спикировал в самую глубь леса. Ловко лавируя между кронами деревьев, он осторожно опустился на толстый сук векового дуба. Умные глаза-бусинки внимательно изучали то что творилось внизу.
Хотелось напиться. Точнее уж упиться до бессознательного состояния и забыть обо всем на свете.
В лесу было тихо и спокойно. Можно было подумать.
Нет.
Забыться.
Сокол распушился. Его окружило легкое золотое сияние и вскоре на ветке, откидывая полы длинного плаща, сшитого из потерянных перьев птиц - только такие перья подавались магии сейд - выпрямилась Фрейя. Ей не нравилось то что она видела вокруг: драки, битвы - а ее валькирии должны были потом собирать этих пьяниц и растаскивать их между Вальхаллой и ее домом. И все потому что те поклонялись Одину и ей, завоевывали новые страны и города для них - во их славу.
В ней сосчиталось две противоположности: любовь и война. Две противоположности, что шли нога в ногу, разрывая сердце, как разрывали его две ее родины: Асгард, в котором она выросла и приобрела силу валькирии, и Ванахейм, где она появилась на свет нежной богиней любви.
Тихо опустившись на ветку, Фрейя прислонилось спиной к могучему стволу дуба. Сейчас богине хотелось покоя, а потом... Позже ей придется предъявить свои права на половину из них. Она проводит их в свой главный зал Сессрумнир, где будут накрыты столы, и позволит их женам и девам проститься с ними - навсегда. Другую половину воинов заберет Один в свою армию.
Богиня вздохнула. Эти убийцы такого не заслуживали.

Из глубины леса раздался надрывный волчий вой -  - это плакала над усопшим Гондукк. Фрейя закрыла глаза:
- В лучах алого солнца мы принимаем души погибших, забирая в Асгард, чтобы чествовать героев, - а у самой ком в горле в стал. - Всеотец!? Кому нужна эта кровавая жатва?!
Ловко поднявшись на ноги, богиня свистнула призывая свою кабаниху, подарок от  брата, Хильдисвини - дочь Гуллинбурсти. Она должна был искать погибших воинах в чащах леса, чтобы о их душах не забыли валькирии. Но ответа не было. Фрейя напряглась.
Основные бои шли в городах, но и в лесах творилось непонятно что.
Богиня ждала и ждала, пока не заметила как на совсем юную деву набросились трое. В их глазах горело желание мести. Фрейя прищурилась - ей был знаком это блеск и она знала, что деву,  не поклонявшуюся ей, не убьют. Ее подвергнут насилию и унижению, а этого она допустить не могла.
Какая разница кому вечерами молилась девушка - Фрейе было все равно!
Шаг вперед и плащ на короткое мгновение превратился в крылья за спиной богини, позволяя ей тихо опуститься на землю позади противников. Ее, выкованные из асгардского металла, доспехи и облегченный меч сияли серебром под еще скупыми лучами солнца. Фрейя не стала медлить не секунды. Меч рассек воздух с еле уловимым свистом и первый мужчина упал к ногам военныx обезглавленный. Кровь его перепачкала белые одежды воительницы, накладывая на ее царственную красоту оттенок жестокости. Пораженные появлением второй девы воины не успели отреагировать, как один за другим оказались рассеченными.
- Моя госпожа, - раздался голос Гелль из-за спины богини, - что вы делаете?
- Порчу отношения с Одином... Приведи ее в чувства и унеси подальше от заварушки.
- Но...
- Никаких "но". Иди... Живые важнее мертвых.
И воспарила в небеса - не зря она покинула лес и вернулась в город. Среди толпы окровавленных тел, изуродованных трупов выделялось одно существо. Магия сейд в Фрейе завибрировала, указывая на мужчину, от которого исходила звериная сила.
Мгновение и богиня нагло преградила ему дорогу, отрезая от противника:
- Привет, волчонок.
Ее оружие осталось в ножнах.

+1

4

[AVA]http://s009.radikal.ru/i307/1502/bd/ed20d1f41436.jpg[/AVA]
Первая линия обороны города – четыре драккара, встретившие данов на море, -  была уничтожена в считанные минуты. Они смогли лишь ненадолго задержать продвижение противника, но нанести хоть сколько серьезный ущерб было выше их сил. Для этого их было слишком мало. Итог короткого и кровопролитного морского сражения был вполне предсказуем. Даны высадились на побережье.
Фенрир, до сих пор бесстрастно наблюдавший за побоищем и последовавшей за ним высадкой захватчиков с крепостных стен, подхватил оружие – отставленное было в сторону копье и тяжелый щит, - и поспешил вниз. Оставаться и дальше в стороне от происходящего он не собирался. Ни одна валькирия на него даже не посмотрит, если он и дальше будет торчать на стене и ничего не делать. Только в гуще боя у него, возможно, будет шанс привлечь их внимание.
Столкнувшись с реальностью, его план продержался примерно столько же, сколько драккары защитников Карлингфорда выстояли против флотилии данов. В считанные минуты Фенрир осознал, насколько наивно с его стороны было думать, что он сможет угнаться за валькириями. Они были здесь, они пришли как только первая кровь оросила промерзшую землю. Фенрир это точно знал. Он слышал, как валькирии проносились в безоблачно-чистом небе, чувствовал их присутствие, слышал ржание их коней, обгоняющих ветер, но... Но разглядеть не мог. Валькирии были слишком быстры, он не мог даже проследить взглядом за их полетом...
Да он и не мог себе этого позволить. При всем желание. У Фенрира не было времени смотреть по сторонам. Все происходило слишком быстро. Вдох, и вот он, слетев по каменным ступеням с городской стены, оказался среди защитников города у самых ворот. Выдох, и огромные ворота со скрипом распахнулись, и он оказался снаружи. Круговерть боя подхватила его, как волна. Вдох. Он рефлекторно вскинул руку, закрываясь щитом, как раз вовремя, чтобы блокировать пришедшийся вскользь удар чужого топора. Выдох. Копье, ставшее естественным и привычным продолжением руки, скользнуло в брешь между щитами противника и нашло свою цель. В воздухе разлился острый металлический запах чужой, пока только чужой крови, и волк внутри него попытался разорвать путы разума и вырваться на свободу.
Почти успешно. Фенрир понимал, что еще чуть-чуть, и он сорвется, станет волком на самом деле, но он так же знал, что делать это сейчас нельзя. Он не помнил почему, но из последних сил пытался остановить непроизвольную трансформацию, удержать гаснущий под наплывом эмоций разум. Смерть проносилась над головом, смерть ходила вокруг него, он слышал, чувствовал ее присутствие, но никак не мог остановиться и посмотреть ей в глаза, ведь остановиться означало умереть...
А потом вдруг серебристая тень промелькнули перед глазами, и время остановилось. Фенрир понял, что на ногах он остался один. Воинов, бок о бок с которыми он сражался, рядом не было. Даны тоже исчезли. Вокруг были только мертвые... И она. Прекрасная девушка в светлых доспехах, сверкающих в лучах тусклого северного солнца, так, что было больно смотреть. Несколько долгих секунд Фенрир просто глядел на нее, не узнавая, потом услышал звук знакомого голоса и качнул головой, прогоняя наваждение. Сознание прояснилось, а вместе с разумом вернулась и память. Он знал, кто был перед ним. Кажется, он нашел гораздо больше, чем искал.
- И тебе привет, Фрейя, - сказал Фенрир, опуская оружие. Меч в руке казался чужим... Да он и был чужим. Фенрир посмотрел на обагренный кровью клинок и понял, что видит его впервые в жизни. Копье он выпустил когда наконечник застрял в чьем-то щите еще в первые минуты сражения, это он точно помнил, а потом... Наверное, забрал этот меч у кого-то в пылу схватки и не заметил.
- Давно не виделись, - после недолгой паузы добавил он. И тут же перешел в нападение. - Скажи, это правда? То, что последнее время болтают скальды про моего отца – это правда?

+1

5

Внимательные глаза цвета неба следили за каждым движением оборотня. Богиня не чувствовала в нем угрозу, но силу. Именно ту самую  силу, что заставила ее спуститься вниз.
С последней встречи Фенрир изменился - возмужал, повзрослел. А вот клыки так не научился прятать. В первый момент Фрейя, буквально, видела его внутреннего волка, только вот этим ее было не напугать, как не пугали поля битв.
- Давно, - протянула дочь ванов. - Хм, - задумчиво склонив голову на бок, протянула она, когда Фенрир пошел напролом.
Ей было интересно, что конкретно он хотел от нее услышать. Потому что о его папочке она могла много чего рассказать и большая часть из ее рассказов ему бы не понравилась.
Как-то Локи умудрился стащить ее соколиный плащ. На кой он ему сдался так никто и не узнал, поскольку Хеймдалль - страж Биврёст - успел его поймать.
Или же она могла рассказать Фенриру о том как его папочка упившись на пиру начал поносить всех и обливать грязью, да еще и признал свою вину в гибели юного Бальдра. Из чего собственно и вытекло то о чем сейчас болтали все - трикстера наказали.

Шаг вперед.
Тонкие пальцы обвились вокруг запястья Фенрира, скользнули вниз к скользкому от крови эфесу, что сжимал оборотень. Фрейя не собиралась рисковать своей головой - она у нее было симпатичной - поведав воину, находящемся на адреналине, об участи Локи.
- Если честно я не знаю, что ответить, - уклончиво начала Фрейя, сильнее сжимая руку Фенрира, чтобы тот не сорвался с места. - У меня последнее время слишком много работы из-за этих смертных пьяниц и убийц, - аккуратный носик сморщился, - что бы знать чего ты наслушался. Я могу только рассказать, что случилось в Асгарде... и то... Не очень хочу это делать.
Небесно-голубые глаза смотрели на мужчины открыто и, хотя Фрейя была богиней, в ее взгляде читалась усталость.
Предсказание Вельвы в этот момент, казалось, невероятно реальным. И на кой только Один поднял провидицу из могилы?
Но...
Как кой бы сволочью не был Локи, но Фенрир имел права знать что случилось с отцом и его сводными братьями. Только как это было сделать?
Не очень хотелось, чтобы бред Вельвы свершился.
- Его-наказали-ядом-змеи, - наконец протараторила Фрейя и, закусив нижнюю губу, уставилась перед собой - на грудь оборотня.
Вот же вымахал, волчонок!

+1

6

[AVA]http://s009.radikal.ru/i307/1502/bd/ed20d1f41436.jpg[/AVA]
Фрейя колебалась. Фенрир видел, что она очень-очень не хотела отвечать на его вопросы, не хотела говорить ему правду, но и лгать почему-то не решалась. Он видел это нежелание в ее глазах, слышал в ее голосе, чувствовал в ее запахе, чистом и свежем, как вода в роднике, и в глубине души он уже знал, что именно она не хочет ему говорить.
Тонкие пальцы легли на запястье, сжали с неженской силой, удерживая его на месте. Фенрир мог стряхнуть ее руку, но даже не шевельнулся. Он просто стоял, затаив дыхание, смотрел Фрейе в глаза, с жадностью ловя каждое ее слово, и не смотря ни на что надеясь, что она все-таки скажет то, что ему было так нужно услышать – что все это бредни, нелепые выдумки, что скальды всегда врут, и на самом деле с его отцом все в порядке, что он сейчас в Асгарде, вместе с Одином составляет какой-то каверзный план или отправился в очередной поход с Тором, или просто путешествует где-то, и он поверит ей, очень постарается поверить, и они вместе посмеются над его глупыми страхами, и этой ночью, впервые с того дня, как услышал об участи отца, он сможет заснуть спокойно. Он сможет жить дальше.
Но нет. Слова Фрейи прозвучали как приговор, набатом отдались в висках. Это все правда. А значит, у него нет выбора. Чего бы это ему ни стоило, он должен вытащить его оттуда. Отец когда-то сделал это для него самого, наплевав на то, что возможно, а что нет. Теперь его очередь. Он должен что-нибудь придумать...
- Ты знаешь, где это? В Асгарде? Где-то неподалеку?
Или может быть в тех самых горах, что когда-то были его собственной темницей? От одной этой мысли перехватило дыхание, по спине прошел холодок. Столько лет прошло, а ему до сих пор становится не по себе от одного только воспоминания о той пещере, где он провел столько дней? недель? лет? Фенрир не знал, как долго он там пробыл. Он запомнил только спертый воздух, отчаяние, безнадежность, холод и цепь, врезающуюся в горло, не дающую дышать... Что ж, по сравнению с участью Локи, это все было не так уж страшно. По крайней мере его никто не пытал.
- Фрейя, пожалуйста, я должен его найти! – Фенрир разжал пальцы, позволил мечу упасть на землю, затем осторожно, как хрупкую драгоценность, взял руки Фрейи свои, бережно сжал и опустился перед ней на колени. Заглянул ей в лицо, пытаясь поймать ее взгляд. -  Прошу тебя, помоги мне. Проведи меня в Асгард.

Отредактировано Fenrir (27.02.2015 19:59)

+1

7

[AVA]http://i.imgur.com/j46GBNf.png[/AVA]
Почему не соврала? Могла ведь.
Могла соврать и развернувшись уйти, забыв обо всем, ведь Локи никогда не был особо вежлив с ней и всегда считал ее безнравственной блудницей, только потому что в ней текла кровь ванов: детей любви и покровителей плодородия.
Так от чего же больно ей чувствовать страдания Фенрира?
Вдох. Выдох.
Предводительница валькирий не должна боятся ничего и все же ей трудно заставить себя поднять глаза, оторвать взгляд от измазанной кровью, грязью, пропитанной потом, рубахи оборотня, чтобы заглянуть в мужественное лицо. Фенрир ей не врет. Он идет напролом, напирая своей откровенностью. И это покоряет богиню.
- Он у водопада на фьорде Франагар. Его привязали внутренностями Нарви, которые ему выпустил Вали, к трем камням, - Фрейя пожимает плечами, позволяя оборотню увидеть то что не видел еще не один ас, не один смертный и бог. По нежно коже щеки скатилась хрустальной чистоты слеза и упала, обращаясь в золотую каплю.
Богиня оплакивала не приговор Локи, а то как асы поступили с его детьми, попытавшимися вступиться за отца.
- Я до сих пор слышу как Вали воет... В его... Его песнь способна сердце разорвать... Они же дети...
Воительница, не страшившаяся предстать перед десятком противников с одним легким асгардским мечом, не могла принять такую меру правосудия. Жизнь за жизнь?
Так зачем же было отнимать ее клыками и когтями обезумевшего от страха Вали у Нарви?
Зачем было причинять такую боль Сигюн, законной жене Локи? Она же ас...
Вопросов было больше, чем ответом и, запутавшись в этом сумрачном мире, Фрейя не сразу поняла что вытворяет Фенрир.
- Встань, Fenrisulven, - попыталась перейти на родной язык богиня. - Не надо. Встань. Встань. Фенрир...
Он обращался с ней как никто другой: ласково, трепетно, прося, моля - а она боялась, старалась отнять руки, что так нежно и бережно держал оборотень.
- Если я тебя проведу в Асгард, то открою двери Рагнароку. Ты уже свободен от своих пут, а Локи... Ты же его знаешь, Фенрир...
Фрейя самой себе не верила - мямлила как глупая курица, словно никогда не видела крови врага своего.
Ёрмунганду все под хвост!
Стоп. Этот змей брат Фенрира! Вот же родословная...
- Ты не можешь мне поклясться, - уже более ровным голосом, продолжила богиня, опускаясь на колени рядом с оборотня, все еще позволяя ему держать ее руки в своих, - что Локи не переведет через Биврёст предвечных великанов в желание отомстить за унижение и боль. Почему я должна так рисковать? Фенрир?

+1

8

[AVA]http://s009.radikal.ru/i307/1502/bd/ed20d1f41436.jpg[/AVA]
Каждое слово Фрейи жгло раскаленным железом. Детали, подробности, о которых здесь, в Мидгарде, никто не знал... И неудивительно. О таком не говорят вслух, такое не воспевают в песнях. И хотя Фенрир не был лично знаком ни с новой женой отца, занявшей место его матери, ни с их детьми, - они не были его семьей, Локи женился на Сигюн уже после того как Фенрир покинул Асгард, - но все равно, слышать об их участи было горько. Единственное преступление этих мальчишек, Нарви и Вали, его сводных братьев, было в том, что они были сыновьями своего отца. И теперь один убит, второй стал невольным убийцей... Имир-прародитель, как же Вали должны были одурманить, чтобы он набросился на родного брата? И как можно жить с памятью о содеянном? Он сам бы с ума сошел, если бы узнал, что невольно причинил зло Йормунгарду или Хель! Да и остался ли парень в живых после этого? В сложившихся обстоятельствах забвение смерти было бы для Вали куда милосерднее, но ждать милосердия от асов...
Фенрир качнул головой, прогоняя висящий перед глазами туман. Потом поднял глаза на Фрейю, увидел ее слезы. Она скорбела вместе с ним, и вместе с ним она оплакивала участь его отца и братьев, и на мгновение Фенриру показалось, что она на его стороне.
Но только на мгновение. Фенрир смотрел на нее во все глаза, слушал, почти не воспринимая смысла слов. Все это было пустой шелухой. Он понимал только одно – Фрейя ему не поможет. Он может просить, может умолять, но это все бесполезно. Он не может ее заставить. А по доброй воле она ничего для него не сделает, как не сделала ничего ни для его отца, ни для его братьев. Она ведь была там, все видела... И ничего не сделала, чтобы помешать так называемому правосудию. Просто стояла и смотрела. Так чего теперь стоят ее слезы? Она ничем не лучше всех остальных!
- Ты боишься. Вы, асы, все боитесь... Вы верите в бредни выжившей из ума ведьмы и сами, своими же руками, претворяете в жизнь ее пророчества. И знаешь что, Фрейя? Может быть и впрямь, этот мир заслуживает того, чтобы быть уничтоженным в огне Рагнарека! Может быть мы все этого заслуживаем!
Фенрир разжал пальцы, выпустил руки Фрейи, одним порывистым резким движением вскочил на ноги. От злости кружилась голова, ярость и ненависть бурлили в крови, затмевали рассудок, не давали связно мыслить. В тот миг Фенрир ненавидел всех – Одина с его приспешниками, старую ведьму, отравившую ему, да и не только ему, жизнь своими бредовыми предсказаниями, Фрейю с ее лицемерным сочувствием, в которое он почти поверил, отца, не сумевшего защитить ни себя, ни своих близких, - где, спрашивается, были его хваленые мозги, когда он нарывался на неприятности? – а еще больше – самого себя, потому что не мог ничего изменить...
Превращение было столь быстрым, что за ним невозможно было уследить взглядом. Миг, и человек исчез, клочья разодранной в лохмотья одежды упали на землю. А там, где он только что стоял, появился огромный серый волк с глазами, горящими злым желтым огнем. Несколько долгих секунд волк просто смотрел на Фрейю ненавидящим взглядом, потом повернулся к ней спиной и умчался прочь, в считанные мгновения скрывшись из виду. Даже сейчас, ненавидя весь мир, Фенрир не смог заставить себя напасть на женщину, которой когда-то так восхищался.

Отредактировано Fenrir (28.02.2015 12:49)

+1

9

[AVA]http://i.imgur.com/d2GAR7X.png[/AVA]
Самой Фрейи в день суда и привидения наказания в исполнение не было в Асгарде. Все что она пересказывала ей рассказала, смакуя каждую мелочь, мать - Скади, богиня что посадила ядовитую змею над головой Локи. Ей было жаль детей. Она помнила ту глубокую звенящую боль, когда чувствуешь, как из мира уходят дети - кровь от крови, плоть от плоти твоей. Фрейя пережила своих девочек и знала каково супруге Локи. За самого трикстера она не была так уверена.
А вот Фенрир похоже перебрал адреналина и взорвался. Его настроение изменилось мгновенно, словно сорвавшаяся с щеки соленная капелька, обернувшаяся золотом, заставила окаменеть его сердце и душу.
- Может меня и воспитали асы, но по крови я ванка, - ее голубые глаза блеснули обидой.
И все же все эти разногласия ушли на второй план, когда перед ее носом чуть не щелкнули клыками. Огромные белые клыки ее не напугали. Нет, скорее заставили раздраженно фыркнуть. Фенрир перестал быть волчонком и изгоем. Он вырос. Вот только в данный момент богиня не была уверена в его адекватности.
Или, возможно, это была характерная черта всех мужчин?
Но что бы то ни было, Фрейя не собиралась оставаться безучастной зрительницей. Мохнатый наглец ее зацепил.

Ее собственное превращение было не таким фееричным, каким ее удивил оборотень, но столь же мгновенным. Соколиный плащ лег на хрупкие плечики, обращая руки в крылья. Фрейи было все равно, что Фенрир одарил ее гневным взглядом звериных глаз. Не на ту напал. Сам завел этот разговор и теперь ей хотелось его закончить.
Ловкая, быстрая птица, рассекала воздух, преследуя волка, а нагнав, не раздумывая, спикировала тому под лапы. Ее серое оперение серебром сверкало в тусклом солнечном свете, когда богиня сманеврировала у самой земли и взмыла в небо, но только для того чтобы мазнуть тому крыльями по ушам.
- Не остановишься, когти запущу в загривок!
Сокол не говорил - вещал, благодаря магии сейд.

Отредактировано Freyja (01.03.2015 21:32)

+1

10

[AVA]http://i067.radikal.ru/1503/bb/47e60a5f0b66.jpg[/AVA]
Волк бежал. Инстинктивно бросившись под сень деревьев, он вихрем промчался по узкой тропе, миновал поляну, усеянную телами павших воинов – теперь уже было и не различить, кем они были при жизни – захватчиками-данами или защитниками города. Места, где совсем недавно сражались и умирали люди, вскоре остались далеко позади. Волк продолжал бежать, не разбирая дороги. Если бы кто его спросил, куда и зачем он бежит, Фенрир вряд ли сумел бы ответить. Он просто не мог больше оставаться на месте.  Ярость и боль, с которыми он не мог справиться самостоятельно, гнали его вперед...
Он даже не заметил преследования. Лишь когда маленький юркий сокол, невесть откуда появившийся у самой земли, взмыл в воздух прямо у него перед носом, едва не задев его краем крыльев, Фенрир от неожиданности остановился. И только в следующий миг услышал голос Фрейи. Волк мотнул головой, но голос был повсюду, он обволакивал сознание, ввинчивался прямо в мозг. От него было невозможно избавиться, его было невозможно не слушать... Проще было подчиниться.
Волк переступил с лапы на лапу, потом сел на снег, склонил голову на бок, разглядывая сокола. Говорить Фенрир и не пытался; голосовые связки волка плохо подходят для членораздельной речи.   
"Чего ты хочешь?" вместо этого мысленно спросил он.
Уверенности в том, что Фрейя его слышит, у него не было, но раз уж она смогла передать ему свою мысль, то, может быть, она способна и услышать его?

+1

11

[AVA]http://i.imgur.com/d2GAR7X.png[/AVA]
Не особо грациозно плюхнувшийся на пятую точку волк выглядел забавно. На столько забавно на сколько может выглядит огромный серый волк в такой ситуации. Сокол же сделал небольшой круг над оборотнем и сел на толстый сломанный сук, что свисал локтях в двух от оппонента, и распушился, превратившись в серый клубочек из перьев. Так она, всем своим видом, показывала, как недовольна всем происходящем.
"Чего хочу?" - Фрейя склонила голову на бок, впиваясь черными глазами-бусинками в волка. - " Ничего. Просто не люблю, когда на меня брюзжит слюной неадекватный оборотень, а потом поворачивается хвостатой задницей и удирает."
Голос что вещал был спокойным, мягким. Богиня не любила повышать голос, ведь спокойный голос порой бесил куда сильнее, чем истеричные крики. А потом она замолчала. Только смотрела на Фенрира и молчала. Ей не давал покоя он надоедливый вопрос: как волк оказался в этой заварушке. Воин воином, но... Ей было не по себе от того что какая часть этой головоломки от нее уходила.
Хотя...
Фрейя почти мурлыкнула - но трудно было мурлыкать будучи птицей - от странной идеи, неожиданно пришедшей ей на ум
"Пока тут за тобой гонялась, меня осенила одна умная мысль," - сокол встрепенулся и сделал несколько шагов взад-вперед, как человек что разговаривая ходит по комнате. - "Ты караулил меня. Ты специально сунулся в самое пекло той самой битвы, которую ни я, ни мои девушки не могли пропустить. Так ответь: почему ты искал меня? Ты же мог позвать любого бога..."

+1

12

[AVA]http://i067.radikal.ru/1503/bb/47e60a5f0b66.jpg[/AVA]
Сокол сделал еще один круг в воздухе над его головой, потом уселся на сломанный сук неподалеку. Волк смерил птицу внимательным взглядом, потом каким-то совсем человеческим жестом дернул плечом.
"Ну извини," – сказал или подумал он. Раскаяния в его мысленном голосе не было, как не было в нем и тени других чувств. Все эмоции остались где-то позади, отброшенные в сторону вместе с разорванной в клочья одеждой и теперь уже не нужным человеческим обликом. Мозг постепенно адаптировался к изменившемуся восприятию, отсеивая все, что считал лишним и ненужным. Ярость, ненависть, отчаяние, боль... Они все еще были с ним, но уже не заполняли все его существо, а будто бы отступили на другой уровень восприятия, и больше не туманили разум, не сдавливали горло. Теперь Фенрир мог дышать свободно.
Иногда проще быть волком, чем оставаться человеком. Волки мыслят иначе. Они не думают о прошлом, они не тревожатся о будущем, они не сходят с ума от собственного бессилия и неспособности противостоять судьбе. А он... Он может выбирать, кем быть. Всегда мог.
Пауза затягивался. Сокол все буравил его взглядом своих темных бусинок-глаз и молчал. Волк тоже не отводил взгляда. Он и сам не понимал, что держит его на месте, почему он все смотрит и смотрит на эту птицу, почему слушает звучащий в мозгу голос, такой неестественно спокойный и усталый. Это не имеет ни малейшего смысла. Все, о чем говорила Фрейя, уже произошло, и он ничего не может с этим поделать. Он не Локи, для которого, казалось, не существовало границы между возможным и  невозможным. Он всего лишь волк. И он запутался.
Предположение Фрейи застало его врасплох, заставило обнажить зубы в недоброй усмешке.
"Ты шутишь? Кого? У меня не осталось друзей в Асгарде, Фрейя. Когда-то ты была добра ко мне, и я надеялся, что, возможно, ты поможешь мне... Теперь я понимаю, что не имел права просить тебя о чем либо. Прости."

+1

13

[AVA]http://i.imgur.com/d2GAR7X.png[/AVA]
Редко прибегая к такому виду общения, Фрейя никогда не задумывалась какого это другим существам: вот так переходить из одной ипостаси в другую. Для нее самой это было лишь движение руки, когда набрасываешь на плечи теплый плащ, и вот уже твои руки не руки, а крылья. Никакой боли. Никакого изменения мышления, только другой облик. В Волке напротив же - да, теперь она звала Фенрира не "волчонок" и не "волк", а "Волк" - чувствовались изменения.
Интересно...
Сокол склонил голову на бок, провел клювом по красивому оперения на груди, пока Волк скалился в подобие улыбки.
" Я не знала", - просто ответила она.
Вообще-то Фрейя думала, что Фенрир всех остальных принимал за врагов.
" Ну," - протянула богиня.- "Попросить ты мог. Мог даже попытаться меня убедить в дурости моих верований, но ты сбежал."
Его не упрекали, лишь констатировали факты.

Тусклый солнечный луч упал на серое оперение сокола, зажигая его миллиардами магических искр. Богиня встрепенулась, купаясь в этом удивительном потоке, перья подобно плащу поднял легкий ветерок, откидывая его ей за плечи, и вот уже перед Фенриром сидела женщина. Перевоплощение не затронуло ни ее окровавленной в бою белой туники, ни сверкающего оружия - все осталось при ней.
- Мне всегда было интересно, а где ты прячешь одежду обращаясь в волка? - взгляд голубых глаз богини был невинен и все же насмешлив. - Ммм... Я помогу тебя, - возвращаясь к основной теме разговора, Фрейя осторожно облокотила на сук, на котором пару мгновений еще сидела соколом. - А то ж знаю, пойдешь на пролом - еще и Мост разворотишь. Я проведу тебя в Асгард и назад, но помогать спасать Локи не буду.

Отредактировано Freyja (05.03.2015 17:08)

+1

14

[AVA]http://i074.radikal.ru/1503/c6/9de68bdcb91f.jpg[/AVA]Волк вздохнул, отвел глаза. Он не собирался ни оправдываться, ни объяснять свои поступки. Он уже извинился. Да и как можно объяснить то, что теперь уже и сам толком не понимаешь? Он сорвался, не выдержав напряжения, потому что все это оказалось для него черезчур. Фенрир никогда не отличался выдержкой и хладнокровием, и порой для него достаточно было искры, чтобы из нее вспыхнуло пламя. Он никогда не задумывался об этом, но, возможно, если бы он был чуть посдержанней и чуть лучше контролировал себя, свой бешеный нрав, то и его жизнь сложилась бы совершенно иначе.
Как бы то ни было, изменить свою сущность он не мог, даже если бы захотел. Он такой, какой есть. Таким уж уродился.
Тем временем воздух вокруг сокола сгустился, замерцал, и птица исчезла, превратившись в женщину. Недавнее перевоплощение никак не сказалось на облике Фрейи – все та же испачканая в бою одежда, все тот же клинок на поясе и плащ из перьев на плечах. Мгновение поколебавшись, Фенрир последовал ее примеру. Его собственное превращение не было таким простым и естественным. Судорога скрутила мышцы, от боли перехватило дыхание, в глазах на миг потемнело. Насколько легко ему давалось превращение в волка, настолько тяжело было превращаться обратно... Может быть и впрямь, он больше волк, чем человек...
Когда перед мир перед глазами перестал раскачиваться, Фенрир осторожно, стараясь не делать резких движений, поднялся на ноги. Его одежда превратилась в лохмотья, сапоги выглядели так, словно он прошагал в них сотни и сотни миль, оружие... Ах да, он бросил свой меч еще до того, как стал волком. Ну и ладно. Все равно оно ему особо и не нужно.
- Понятия не имею, - отозвался он, когда Фрейя спросила его об одежде. Собственный голос казался чужим, словно за то недолгое время, что он провел в волчьей шкуре, Фенрир успел отвыкнуть говорить вслух. – Поверишь, никогда не задумывался об этом... Оно каждый раз по разному. Что-то исчезает, что-то остается, но быстро приходит в негодность. Я не могу это контролировать.
Он не ожидал, что после всего произошедшего, Фрейя все-таки решится ему помочь, и когда заветные слова все-таки прозвучали, пару секунд он просто смотрел на нее, не веря услышанному. Потом коротко кивнул.
- Спасибо тебе. Я этого не забуду...

Отредактировано Fenrir (11.03.2015 21:15)

+1

15

Перевоплощение Фенрира было более ярким, чем ее собственное. И не самое приятное. Богиня заставила себя смотреть на выворачивающиеся кости, покрытые уменьшающейся массой мышц. Не особо аппетитным было и зрелище восстанавливающейся коже. Фрея так и не поняла, то ли шерсть заворачивалась во внутрь, то ли врастала назад. Но было в этом еще и нечто гипнотизирующее.
Наглый взгляд голубых глаз скользил по меняющемуся телу собеседника, не оценивая мужскую красоту, скорее вспоминая пушистого волчонка, смотрящего на мир и окружающих озлобленными удивительными глазками. Она тогда как раз переживала смерть своих дочерей и этот маленький комочек заставлял ее улыбаться, если бы его родители...
Если бы... Если бы...
Как часто в своей жизни она повторяла: если бы... Если бы что?!
Ничего.
В этом все было и дело - ничего.

Склонив голову на бок, богиня улыбнулась:
- Твой голос... Когда ты волк, то он обволакивающим рокотом окутывает, - как бы между прочим заметила она и продолжила: - В моем случае это происходит иначе и все остается не тронутым. - Легким движением Фрейя расстегнула асгардскую фибулу. Плащ мягкими складками упал с ее плеч, но земли не коснулся - валькирия его поймала. - Накинь. Не бойся, ты не обернешься в сокола.
Соколиный плащ Фрейя предлагала не потому что ей не нравилось то что оставляли на показ лохмотья былой одежды, и не потому что Фенрир был сложен подобно воину - нет. Этот ее жест был искренне спонтанным - без задних мыслей. Фрейя - просто - решила, что так правильно.
- А теперь поговорим о насущном, - игнорируя слова благодарности волка, продолжила богиня. Приятно было, но она не хотела что бы кто-то оставался в долгу перед ней. Пусть ее помощь будет ответом на жестокость к младшим сыновьям Локи. - Можно несколько вариантами попасть в Асгард. И все по мосту. Надо только выбрать: как именно. - Откинув изящным жестом непокорный золотистый локон, Фрейя одарила Фенрира очередным полу-оценивающим взглядом. - В моей колеснице, только чур, Бигольд и Тригольд не дразнить, - сразу же предупредили волка об урчащих любимицах. - Или же пешком об руку со мной... Ну, или  же на поводке...
Она еще не знала с чего начать, но все же понимала,  что просто так Фенриру Хеймдалль, страж Биврёста, не даст ступить в Асгард. А тайных путей Локи она не знала.

+1

16

[AVA]http://i074.radikal.ru/1503/c6/9de68bdcb91f.jpg[/AVA]- Спасибо, - кивнул Фенрир и осторожно, стараясь не помять тонкие мягкие перышки, взял протянутый плащ. Набросил на плечи, запахнулся. Холода он не испытывал, Фенрир вообще редко мерз в человечьем обличье и почти никогда будучи волком, но сам факт такой неожиданной, но от того не менее приятной заботы грел душу. Плащ был легким, почти невесомым, и все еще хранил тепло и запах Фрейи. Фенрир втянул воздух, вдохнул тонкий женский аромат, приправленный слабым, едва уловимым запахом крови и смерти – странная смесь женственности и войны. От его дыхания птичьи перья едва заметно затрепетали в воздухе.
Плащ казался почти живым. Не только каждое отдельное перо дрожало, чутко отзываясь на малейшее дуновение ветра, весь плащ вибрировал от вложенной в него магии, и, казалось, стоит только взмахнуть полой, и руки превратятся в крылья, а земля уйдет из под ног. Интересно, правда ли, что, надев его на плечи, каждый может превратиться в сокола? 
Тем временем Фрейя рассуждала вслух о способах попасть в Асгард, и по всему выходило, что как ни крути, а путь туда ведет один – через Бифрест, под взглядом светлых очей Хеймдалля, бесменного хранителя радужного моста. И что-то подсказывало Фенриру, что так просто он его не пропустит...
Фенрир качнул головой, прогоняя сомнения. Будь что будет. Проблемы нужно решать по мере их возникновения. Сначала нужно добраться до моста, а там он решит как именно лучше будет пройти мимо Хеймдалля.
- Поводок не надену, - сразу отказался он. Нет уж, добровольно он больше никому шею не подставит. Один раз доверился, и что из этого вышло? А ведь тогда Фенрир был абсолютно уверен, что уж кому-кому, а своему наставнику он может доверять.  Интересно, как там поживает этот предатель? Отрастил себе новую руку? Вряд ли, решил Фенрир. И в следующую их, возможно даже очень скорую встречу, Тюр так легко не отделается. Следующий их поединок для одного из них станет последним.
- Наверное, колесницей будет быстрее... – немного поразмыслив, добавил он. - Давай попробуем. Надеюсь, твои кошки не будут от меня шарахаться. Я их не трону.

Отредактировано Fenrir (11.03.2015 23:58)

+1

17

Плащ был для Фрейи чем-то привычным и постоянным, поэтому то с каким трепетом Фенрир с ним обращался вызвало у богини улыбку.
- Тебе идет, - тихо заметила она.
Взгляд голубых глаз был мягких и теплым, хранившем отпечаток улыбки.
Так странно. Этот оборотень вызывал в ее душе смятение. Сильный, отважный и в то же время загнанный. Он не знал простой заботы и искренних чувств - это было не правильно. Именно подобное отношение порождает ответный отклик. Фрейя закусила нижнюю губу, склонила голову на бок, как до этого делал сокол. Она наблюдала и пыталась понять насколько верны были предсказания о падение богов. Ведь не волк начнет этот бардак - начнет его отец - он будет лишь сражаться. Хотя... Не мы ли сами создаем нашу судьбу? Сами.
И эти волчьи глаза не давали ей покоя. Не видела богиня в них предательства, зла и корысти. Поэтому и сдалась, да и Фенрир пристыдил.

Какими бы занимательными не были ее собственные мысли пришлось, сдержанно фыркнув, вернуться к обсуждению поездки.
- Я дала бы тебе позолоченный ошейник Тригольд, - в голосе слышался сдержанный смех, так что Фенриру нечего было боятся. - К тому же, - Фрейя подошла к мужчине ближе, поправила на нем плащ, - какой женщине не будет приятно увидеть у своих ног такого зверя на поводке.
И подмигнув свистнула, так что уши заложило.
С минуты ничего не происходило.
Богиня покачивалась с пяток на носочки, забавно морща носик. Зов умирающих был еще силен, но она его игнорировала, предоставляя валькириям уносить этих варваров и пьяниц самим. Потом разберется с Одином кого ему, кого ей, а кого в Вальхаллу.
Битва отличалась от битвы. В одной принимали участия наемники, в другой горе-герои, стремящиеся, во славу королей, ярлов, князей, пролить кровь и завоевать соседей.
А затем послышался тихий перезвон и практически мгновенно поднялся ветер, поднявший волосы богини. Совсем рядом раздалось радостное мяуканье, сменившееся шипением и вот уже рядом с хозяйкой остановилась небольшая колесница, в которую были запряженные две огромные кошки. Они прогибали мощные спины, перебирали неслышно огромными лапами и недовольно косились в сторону Фенрира.
- Ах, мои милые, - рассмеялась Фрейя, обнимая кошек, почесывая их за ушами, - не надо так ругаться, золотко мое. Он не кусается.
Тригольд и Бигольд, обладательницы умных зеленых глаз и золотой шерсти, ростом не уступали оборотню в его зверином облике.
- Подойди к ним поближе, Фенрир. Погладь, чтобы они поняли что тебя не надо боятся.

Отредактировано Freyja (14.03.2015 12:16)

+1

18

[AVA]http://i074.radikal.ru/1503/c6/9de68bdcb91f.jpg[/AVA]Фрейя шагнула к нему, мягко коснулась его плеча, расправляя одной ей заметные складки на соколином плаще. Теперь они стояли совсем близко друг к другу. Ее голубые глаза смотрели прямо в его, и, казалось, заглядывали прямо в душу, читали его помыслы, явные и тайные, даже те, в которых он не признавался и самому себе... И он стоял, затаив дыхание, и просто смотрел на нее, будучи не в силах отвести глаза, не в силах даже пошевелиться, словно Фрейя околдовала его взглядом, вынуждая оставаться на месте.
Но вот раздался резкий свист. Фенрир моргнул, машинально отступил на шаг. Наваждение рассеялось. Богиня по прежнему стояла рядом, но теперь ее близость не туманила разум. Несколько ударов сердца ничего не происходило, но вот где-то вдалеке раздался тихий перезвон колокольчиков, с каждой секундой становящийся все громче и отчетливей, и вскоре на поляну вылетели две огромные кошки, влекущие за собой серебристую колесницу Фрейи. Завидев его, кошки прижали уши и недовольно зашипели.
Фенрир криво улыбнулся. Животные, ни обычные, ни волшебные, в большинстве своем его не любили, и обмануть их было гораздо сложнее, чем людей. Даже когда он был в человеческом обличье, они чувствовали его звериную сущность и реагировали соответствующе. И если собаки обычно предпочитали с ним не связываться, а лошади рано или поздно всегда покорялись его воле, то кошки... Кошки обычно к нему даже близко не подходили. 
Но если он не хочет идти пешком (или на поводке, услужливо подсказал внутренний голос, один к одному скопировав интонации Фрейи), то стоит хотя бы попытаться наладить контакт с этими кошками. И выбрала же Фрейя себе ездовых животных...
- Кис-кис, - осторожно позвал он.
Одна из кошек смерила его презрительным взглядом и отвернулась. Вторая кошка даже ухом не повела, не удостоив его и взглядом. Ладно. Попробуем иначе.
Фенрир медленно, стараясь не делать резких движений, подошел к колеснице. Остановился в паре шагов от кошек. Протянул руку ладонью вверх. Кошки демонстративно его не замечали. Бросив быстрый взгляд на Фрейю, он осторожно коснулся пушистого меха. Кошка шарахнулась в сторону, едва не сбив с ног свою подружку и чуть не опрокинув при этом колесницу, потом повернулась к нему мордой и угрожающе зашипела.
- Вот глупый комок меха! – в сердцах бросил он, потом примирительно развел руками, и уже другим, куда более мягким голосом добавил. – Может быть попробуем еще раз? Я тебя не обижу. Я вообще не ем кошек.
И снова протянул руку, на этот раз не дотрагиваясь до кошки. Либо эта тварь сейчас сама пойдет на контакт и позволит себя коснуться, либо... Либо им все-таки придется идти пешком.

+1

19

Плотно сжатые губы были свидетельством не раздражения богини, а ее попытке не рассмеяться. Фрейя очень старалась принять попытки оборотня познакомится с ее кисками серьезно. И  все же это выглядело так.. Странно. Богиня на мгновение зажмурилась.
Было в этом и нечто невероятно приятное.
Еще никто и никогда не пытался с такой настойчивостью завоевать внимание и расположение Тригольд и Бигольд. Это подкупало искренностью.
Фрейя открыла глаза, улыбнулась.
Каким же он, Фенрир, был для нее непонятным. Казалось бы на знает его и все же не могла предположить что последует потом. Он был не таким как другие боги. Эмоциональным. Ярким. Переполненный незнакомой чувственностью. Да-да, именно чувственностью. Богиня до сих пор не могла забыть его восторг от ее плаща. Фенрир с невероятной нежностью гладил мягкие перышки, словно это эта была женщина. Ей в тот момент стало не много завидно.
А сейчас он настойчиво пытался показать кошкам, что его не стоит бояться. Только, будучи и так своенравными натурами, они шипели, прижимая уши к голове, выпуская коготки.
Наглые создания!
- Тригольд! Бигольд! - возмутилась богиня, когда кошки чуть не опрокинули колесницу в желание удрать от слишком вежливого оборотня.
Вот только оклик на них не подействовал.
Шутка затягивалась и Фрейи это совсем не нравилось. Она всегда гордилась своими кошками, а они капризничали, хотя мужчина прикладывал все усилия чтобы очаровать наглых дам.
- Подожди, - в несколько шагов Фрейя оказалась рядом с ним и ее тонкие пальцы вновь обвились вокруг его запястья. - Мы сделаем это вместе.
Взгляд голубых глаз был искренним и теплым. На щеках играл легкий румянец, присущий юным девам, а не богиням. И все же Фрейя сочетала в себе прелесть юной возлюбленной и хладнокровной воительницы.
Маленькая ладонь скользнула в мужскую, когда богиня встала перед Фенриром. Коже ее руки была прохладной, а вот самой богине казалось, что оборотень  - огонь. Таким жаром веяло от его тела.
- Тригольд, - тихо позвала Фрейя, протягивая к кошке ладонь, лежащую в мужской.
Золотистое создание недовольно зашипело, но тут же, признав хозяйку, жалобно мяукнуло, протестуя против такого обращения. Только богиня не стала ее жалеть и кошке ничего не оставалось как осторожно вытянуть шею и коснуться холодным носом ладони, ища лакомства, которого там не было. За то Фрейя положила свободную руку на пушистую макушку и почесала ее, привставая на носочки, чтобы достать до, еще насторожено стригущего уха.
- Милая, успокойся, - шептала она своей любимице. - Он хороший. Воняет собачятенной, конечно, но он вас не обидит. Даю слово. Не будь трусихой, - как контр-аргумент добавила Фрейя, убирая ладошку, чтобы Тригольд коснулась Фенрира.
И наглое золотое создание, словно поняв слова богини, презрительно фыркнула, не особо радостно ткнувшись в жесткую ладонь оборотня. Что она там учуяла Фрейя не знала, но нахалка мурлыкнула и провела мягким языком по коже, чихнула.
А богиня тем временем поймала свободную руку Фенрира и положила на пушистую шею кошки, оказавшись зажатой между оборотнем и кошкой, которая уже с большим энтузиазмом принимала прежде столь нежеланные ласки.

+1

20

[AVA]http://i074.radikal.ru/1503/c6/9de68bdcb91f.jpg[/AVA]
Пушистые твари упорно не желали его признавать, не то и впрямь боялись, не то просто из природной вредности, свойственной всем представительницам семейства кошачьих вне зависимости от их размеров, старались еще больше осложнить ему жизнь. Как бы то ни было, но чем больше Фенрир старался завоевать их расположение, тем громче и злее шипели на него кошки. Они словно специально делали это ему назло!
Пока Фрейе все это не надоело и она не взялась за дело сама. Мягко сжала его ладонь, протянула их сомкнутые руки к одной из пушистых нахалок. Не признать хозяйку кошка не посмела, и вот, несколько ударов сердца спустя, холодный нос ткнулся в ладонь, влажный язык скользнул по коже... После долгих уговоров кошки все-таки согласились вести себя прилично.
Уже ничего не опасаясь, Фенрир погладил теперь уже не возражающее против такого обращения существо, потом перевел взгляд на Фрейю, невесть как почти оказавшуюся в его почти объятьях. Невольно улыбнулся ей.
- Я думал они либо набросятся на меня, либо сбегут куда подальше, - сказал он, машинально перебирая мягкую кошачью шерсть под пальцами.   
Прикосновение к этому огромному, издающему тихие мурчащие звуки существу странным образом успокаивало, умиротворяло... На один короткий миг все его заботы, тревоги будто бы отступили на второй план. Ровно до того момента, пока Фенрир не вспомнил об отце, и его улыбка погасла. Нужно поторапливаться. Он и так потратил даром непозволительно много времени.
- Ну что, в путь?

Отредактировано Fenrir (17.03.2015 22:43)

+1

21

Bсем своим существом Фрейя ощущала мужчины позади себя. Такова была ее природа. А еще, игнорируя интригующий запах оборотня, богиня следила за движениями его пальцев в золотом мехе.
Если быть честной, то она не особо то и полагалась на хороший исход своей выходки. Их могли в любой момент поймать, ведь не зря же стражем Радужного Моста был Хеймдалль. Он то все всегда знал, видел и слышал. Отвлечь светлевшего из асов не виделось возможным, а обманывать его Фрейя не хотела. Она все-таки не хотела, чтобы ее поступок считали предательством.
- Они кошки. А мы, женщины, все немного вредные, когда дело касается мужчин, - ее голос звенел сдерживаемым смехом, когда богиня представила себя на месте своей кошки.
И если отбросить все темные мысли, то ситуация была довольно... Интересной. Не воспитывай ее столько времени асы, могла и соблазниться ложившейся обстановкой. Но валькирии в ней это не нравилось - у их была цель и к ней надо было спешить.
Да и голос Фенрира изменился. Фрейя повернула к нему голову, кивнула:
- Садись в колесницу. Теперь, когда эти воображули тебя признали, они должны вести хорошо.
Точного ответа богиня не знала.
Перед тем как сесть в колесницу, Фрейя приласкала Тригольд и Бигольд. Каждой из них достались ласковые поцелуи в холодные носики и крепкие, но короткие объятия.
- Ведите себя прилично.

В самой колеснице было мало места, поэтому Фрейя и Фенрир оказались рядом. Несколько секунд у богини ушло на то что бы поправить плащ на плечах мужчины и столько же на проверку упряжи, а потом... Легкое движение вожжами и кошки тронулись вперед. Их бег постепенно набирал скорость. Для Фрейи такая поездка была привычной и ей не казалось странным, что в какой-то момент под лапами ее красавец не было уже твердой почвы - они взмыли в воздух.
- Не страшно? - поинтересовалась она у оборотня.
Одно дело было путешествовать по Радужному Мосту - удобно и спокойно, а другое: на колеснице взмыть к Светилам и Асгарду.

+1

22

[AVA]http://i074.radikal.ru/1503/c6/9de68bdcb91f.jpg[/AVA]
Признаться, у него сердце ушло в пятки, когда колесница оторвалась от земли и легко, как перышко, взмыла в небо. Фенрир судорожно вцепился в края колесницы, так что легкий металл, котрым она были окована, едва не прогнулся под пальцами, невольно зажмурился. Ему понадобилось несколько долгих секунд чтобы заглушить чисто инстинктивный страх, взять себя в руки и убедиться, что на самом деле все в порядке и бояться ему нечего. Когда он рискнул открыть глаза, земля уже скрылась за пеленой белоснежных облаков, так что об истинной высоте, на которую они поднялись, он мог только догадываться. Кошки, забыв про свои фокусы, уверенно бежали вперед, направляемые едва заметными движениями вожжей в руках Фрейи, и, казалось, такая мелочь, как отсутствие твердой земли под лапами, их совершенно не беспокоит. А значит, и он тоже не должен об этом беспокоиться.
- Все в порядке, - окончательно успокоившись, отозвался Фенрир. Затем разжал руки, провел кончиками пальцев по бортикам колесницы, убеждаясь, что не оставил следов на украшенном тонкой резьбой металле. Жалко было бы испортить такую красивую вещь.
Ветер свистел в ушах, развевал одежду и волосы, заставлял трепетать каждое перо соколиного плаща, словно тот вдруг стал живым, превратился в огромную птицу, всем своим существом рвущуюся в небо. Фенрир осторожно придержал плащ рукой, посмотрел вниз. Пелена облаков осталась далеко внизу. Земли и вовсе было не разглядеть. Вокруг, куда только не кинь взгляд, простиралась небесная синь, местами подернутая легкими ажурными перьями серебристых облаков. Бьющий в лицо ветер стал ощутимо холоднее. Они поднимались все выше и выше, и каким-то шестым чувством, название которого его никогда не интересовало, Фенрир ощутил, что Радужный Мост где-то уже совсем близко.
- Когда увидишь Бифрест, высади меня, ладно? – попросил он. – И улетай отсюда. Дальше я сам. Ни к чему тебе идти со мной до конца. Я не хочу чтобы у тебя были из-за меня неприятности, Фрейя, ты и так многое для меня сделала.

+1

23

[AVA]http://i.imgur.com/ZyTSE8o.png[/AVA]
Чувство свободы пьянило и Фрейя любила его. Ей нравилось то как ветер подхватывал ее одеяния, как играл с волосами, выбившими из косы. Здесь на высоте, на границе между мирами, она чувствовала себя сводной от правил и игр. И жаль было что такой полет не мог продолжаться долго - бесконечно долго.
Наверное, она была ужасной хозяйкой, не поддерживая вежливой беседы с Фенриром. Только богиня не знала, что ему сказать. Все ее мысли были заняты тем как проскочить Бифрест и Хеймдалля.
Ее не занимал мир вокруг. Все это: красоту, играющих лучей солнца, в пушистых облаках, нежность ветра, насыщенность ночного небосклона со сверкающими алмазами звезд - богиня не замечала, пока Фенрир не заговорил.
- Что? - удивленно приподняв светлую бровь, переспросила Фрейя. - Глупости, - тряхнула головой она, потянув поводья, так что кошки свернули куда-то влево. - Я обещала доставить тебя в Асгард и сделаю это. К тому же идти до конца я и не собиралась.
Прямо перед ними яркой лентой засиял Бифрест и Фрейя направила колесницу к нему.
- Как ты вообще представляешь себе попытку пройти мимо Стража без меня? - богиня говорила все тем же спокойным, мягким голосом, хотя в глазах мелькнуло странно выражение. - Честно? Я не представляю это себе, так что...

Бифрёст, Радужный мост, единственное сооружение позволяющее переходить из Мидгарда в Асгард и назад. Мост не постоянен. Он соткан из потоков магии. И эта магия, сотнями тончайших нитий, сплетает невероятное зрелище. Бифрёст играет всеми цветами радуги, светясь изнутри. Один его конец теряется во тьме, там откуда доносились голос и смех валькирий, провожающих погибших воинов, а другой уходил в огромные врата чертога Хеймдалля, Химинбьорг.

Колесница мягко коснулась магического потока, слегка накренившись на один бок, когда кошки, почувствовав под лапами мост, рванули вперед.
- Хей! - тут же осадила Фрейя Бигольд и Тригольд. - Так на чем мы остановились? Ах, да. Высадка. Я довезу тебя до своего личного чертога - Сессрумнир. А дальше хоть пешком иди, только позволь найти для тебя другую одежду.

+1

24

[AVA]http://i074.radikal.ru/1503/c6/9de68bdcb91f.jpg[/AVA]
Фенрир лишь пожал плечами в ответ и не стал спорить. По-правде говоря, в глубине души он был рад, что Фрейя так легко и небрежно отмахнулась от его предложения. Ему уже доводилось пересекать Радужный Мост, но он никогда не делал этого в одиночку, рядом с ним всегда кто-то был... И на самом деле Фенрир был совсем не уверен, что смог бы пройти по мосту самостоятельно.
Пока они говорили, Бифрест стал видимым, и вскоре колесница легко неслась по сияющей поверхности Радужного Моста. Асгард был уже совсем близко, приближался с каждым мигом, с каждым ударом сердца, и чем ближе они подъезжали, тем тревожнее было на душе. 
Как они пройдут мимо Хеймдалля?
Признаться, до сих пор Фенрир особо и не задумывался на этот счет, не веря до конца, что ему удастся зайти так далеко. Но теперь, когда Бифрест переливался всеми цветами радуги прямо под колесами, это не могло его не беспокоить. На свою маскировку Фенрир не очень-то рассчитывал. Оставив его в Мидгарде, Локи что-то сделал с его аурой, оградив от чужого нежелательного внимания, что позволило Фенриру затеряться среди смертных. Но с тех пор прошло столько лет... Магия забвения, первое время туманившая его память, давно рассеялась, и Фенрир сильно подозревал, что и от защитных чар тоже мало что осталось.
Впрочем, какой у него выбор? Он слишком далеко зашел, чтобы теперь отступатью Он должен попасть в Асгард. И если для того, чтобы сделать это, ему придется перегрызть горло Хеймдаллю, - или погибнуть, пытаясь это сделать, - да будет так. Он готов.
Огромные кошки бесшумно бежали по сияющему мосту, увлекая за собой колесницу, спеша навстречу судьбе.

+1

25

Правильно или нет?
Этот вопрос промелькнул в голове Фрейи лишь на один миг, когда колесница коснулась Радужного Моста. А как отличить правильное от не правильного? В мире Асгарда, в мире Мидгарда, да и во всех других мирах, не существовала разделение на белое и черное. Рядом всегда были полутоны.
Богиня старалась не смотреть на своего попутчика. Знать то о чем Фенрир сейчас думает не хотелось - не хотелось признаваться себе что пытается понять его порывы. Пошла бы она сама ради отца на подобное преступление - Фрейя не знала ответа, но точно знала, что сделала бы все ради брата. А оборотень... Его жизнь была такой не легкой. Он не был асом. О не был ваном. Он стал чем то между ётуном и монстром. И все же Фрейя не
чувствовала в нем угрозу, как чувствовала ее в его матери, Ангрбоде, той, что несет горе, или его отце, Локи.

Хеймдалль появился перед колесницей неожиданно, заставив кошек со всего размаха сесть на задние лапы и про скользить пару сантиметров на задах. Пространство разорвало недовольное мяуканье.
- Только его мне не хватало, - прошептала валькирия, кидая поводья на край колесницы. - Смерти моей хочешь?! - голос богини звенел раздражением.
- Моя Госпожа, меры предосторожности были усилены.
Фрейя приподняла изящную бровь, но ничего не сказала, мысленно моля Фенрира вести хорошо. Ее внимательный взгляд скользил по Стражу Моста. Все те же золотые асгардские доспехи, добавляли фигуре Хеймдалля внушительности. Меча при нем не было, что было уже хорошо, с одной стороны, а с другой означало, что Бифрёст останется открытым пока ее девочки переносят души павших.
- Кого ты везешь?
- Друга.
- Моя Госпожа?
- Моего друга. В мой дом.
- Берешь ли ты ответственность за него на себя, Госпожа?
- Как всегда, Хеймдалль. Как всегда...
Хеймдалль так долго молча, сверля их своими золотыми глазами, что Фрейи стало не по себе.
- Он не смертный...
- Он и не ас, не ётун, не великан...
- Не ван?
- И не ван, - подтвердила богиня.
- Причинишь ли ты, гость Госпожи, кому-то вред в Асгарде? - спросил Хеймдалль у Фенрира.
И Фрейя надеялась на искренней ответ своего пассажира.

+1

26

[AVA]http://i074.radikal.ru/1503/c6/9de68bdcb91f.jpg[/AVA]Хеймдалль появился неожиданно, будто бы материализовавшись из внезапно сгустившегося впереди воздуха. Кошки, не ожидавшие подобного появления, резко остановились, лишь вполне объяснимым чудом не перевернув колесницу. Раздался скрежет колес и недовольное мявканье. Колесницу по инерции протащило еще несколько шагов по поверхности моста прежде чем они окончательно остановились.
Лишь огромным усилием воли Фенрир заставил себя сидеть неподвижно, не позволяя непроизвольному рычанию вырваться из горла, пока Фрейя и Хранитель Бифреста обменивались совсем нелюбезными любезностями. Когда они остановились Хеймдалль не проявил к нему ни тени интереса. Небрежно скользнув по нему взглядом, он сразу переключился на Фрейю. Похоже, с первого взгляда Хеймдалль его не узнал, и неудивительно – в Асгарде Фенрир предпочитал волчий облик, человеческом он здесь становился нечасто, да и выглядел тогда он совсем иначе. Он был совсем мальчишкой в год, когда Один счел его достаточно взрослым и опасным чтобы посадить на цепь. С тех пор прошло много лет. Фенрир изменился, вырос. И, оказавшись в Мидгарде и забыв, кто он на самом деле, смирился, свыкся со своей второй ипостасью. И даже теперь, годы спустя, когда память наконец прояснилась, ничего не изменилось. Он привык быть человеком, он научился вести себя как человек, мыслить как человек... Вот только выдержки и самоконтроля ему порой не хватало, и тогда волчья сущность прорывалась на поверхность, напоминая, кто он такой на самом деле. И если чары отца, все эти годы после освобождения маскировавшие его ауру, скрывавшие его сущность от чужих глаз, все еще способны отвести глаза Хеймдаллю, то, возможно, он действительно может остаться неузнанным... Нужно только держать себя в руках. Если он сорвется и выдаст себя то сам, своими руками, уничтожит свой возможно единственный шанс... 
А потом Хеймдалль посмотрел прямо на него. Глаза у него были золотисто-желтые, как солнце, и его взгляд, казалось, пронизывал насквозь, проникал в самые темные уголки души, читал в сердце, и Фенрир как завороженный смотрел ему в глаза. И, глядя в глаза Хеймдаллю, было невозможно ни отвести взгляд, ни солгать. 
- Я никому не желаю зла, - с трудом выговорил Фенрир, и это было правдой. В тот миг он не думал о мести. Он думал только о том, что где-то здесь, в Асгарде, томится в заключение его отец, и что кроме него самого никто не придет ему на помощь.

Отредактировано Fenrir (09.04.2015 23:32)

+1

27

Не зная страха не возможно идти в бой и Фрейя была знакома с этим ледяным чувством, способным сковать и сердце, и душу. Именно оно заставляло ее смотреть на Хеймдалля из под ресниц да считать секунды. Ей не хотелось прорываться боем и не только потому что это ничего бы не дало, а потому что обожала этого золотоглазого великана.
Что она только творила?
Попадись на обмане ссылкой не закончится - ее могли наказать, по-настоящему наказать. Вот только богиня не собиралась попадаться. Нацепив на лицо свою самую обворожительную улыбку, Фрейя смотрела на мужчин. Кто-то когда-то сказал, что ее улыбка способно растопить льды Трюмхейма. Что ж, если Хеймдалль решит задержат их, то придется очаровать великана. Богиню подобная перспектива не радовала.
И пусть о ней ходили не самые благородные слухи - они оставались слухами. Однажды поклявшись в верности Оду, она никогда не нарушала своей клятвы, в отличии от своей греческой коллеги. Фрейя представляла не только любовь, секса, но, как истинная ванка, и высшие духовные связи между любовниками. Ее магия сейд не была похожа на силы асов и за это ее так хотел заполучить Один.

Слова Фенрира прорвались через туман размышлений, заставив искренне улыбнуться. И эта улыбка затронула глаза богини.
- Хеймдалль, - осторожно начала богиня, - я отвечаю за него и заверяю тебя: как только его дела будут закончены в Асгарде, он покинет его. Если ты мне не веришь, проводи нас до Фолкванга - до моих залов, моих садов. Я...
Фрейя не закончила, стремительно оборачиваясь на еще еле уловимый топот копыт и через мгновение мимо них пронеслась пышнотелая Хилда, за которую держался павших воин. Они пронеслись мимо и исчезли за золотыми чертога Стража Радужного Моста.
- Мне надо спешить, - провожая взглядом свою валькирию, прошептала ванка, но Хеймдалль ее услышал и кивнул.
- Моя Госпожа, - он отошел с пути колесницы.
- До скорой встречи, Страж...
Фрейя тронула поводья и нагло развалившиеся на Бифресте кошки пружинисто поднялись на ноги, мяукнули и потрусили вперед, уже давно позабыв кого везут. Колесница катилась медленно, привлекая внимание асов и гостей асгардов, а богиня кивала знакомым и улыбалась. Но под покровом одеяний ее рука нашла руку Фенрира, сжала ее. Ей хотелось сказать ему так много, но лишь кусала себя за губы. Это был его выбор - спасти отца. Только для него Локи был отцом, а для всех остальных - трикстером.
Чем дальше, в глубь Асгарда, они ехали, тем меньше встречалось им божеств, пока не показались стены белоснежного чертога Фолкванга подле массивных ворот которого спешивались валькирии, топтались воины.
- Зайдедешь? - тихо спросила Фрейя. - Или поспешишь сразу к фьорду Франангр?

+1

28

[AVA]http://i074.radikal.ru/1503/c6/9de68bdcb91f.jpg[/AVA]
Фенрир не знал, как долго они с Хеймдаллем смотрели друг на друга. Время застыло, расплавилось, потеряло свой смысл... Остался только тяжелый взгляд золотых глаз, пригвоздивший его к месту, заставивший замереть, затаив дыхание и отчаянно надеясь на чудо... И оно произошло. Магия отца, защищавшая Фенрира все эти годы, все еще действовала, и эти чары оказались достаточно сильны чтобы затуманить взор Хранителю теперь, когда они были так близко.
Хеймдалль его не узнал. И когда, казалось, вечность спустя, Страж отпустил его взгляд и отступил в сторону, освобождая им путь, Фенрир позволил себе выдохнуть. Все в порядке. Они прошли.
Кошки легко трусили по знакомым улицам, колесница мягко и неспешно катилась вперед. На них оглядывались. Фенрир почти физически чувствовал чужие взгляды, но к счастью никого из тех, кто его когда-то знал, они больше не встретили. Лица тех, кто их приветствовал, были ему незнакомы. Фрейя лучисто улыбалась, кивала знакомым, но ее пальцы мертвой хваткой сжимали его ладонь под покровом соколиного плаща, выдавая ее напряжение. И только когда оживленные улицы города остались позади, а впереди показались белокаменные стены ее чертогов, она отпустила его руку. Подчиняясь едва заметному движению поводьев кошки сбавили и без того неспешный ход, колесница притормозила.
Зайдешь?
Фенрир слабо улыбнулся, покачал головой. При других обстоятельствах он бы обязательно воспользовался этим приглашением, но сейчас... Сейчас ему нельзя медлить, на счету каждая минута. Он и так заставил отца ждать слишком долго. К тому же оставаться в городе слишком опасно, в любую секунду его могут узнать, а оставаясь рядом с Фрейей он подвергнет опасности и ее. Вряд ли Один погладит ее по головке если узнает, что она ему помогла.
- Я должен идти, - с сожалением в голосе отозвался Фенрир. Потом растегнул плащ, набросил его на Фрейю, на миг задержав руки на ее плечах. Внезапно ему сильно, до боли в сердце захотелось обнять ее, прижать к себе, зарыться лицом в золотистые локоны, вдохнуть ее запах и никогда не отпускать, но... Он не посмел сделать это. Только сжал ее руку, прижал к губам, безмолвно благодаря за все, что она для него сделала. 
- Прощай, Фрейя. Может, свидимся еще.
И, легко соскочив с колесницы, он уверенно зашагал в противоположную от ворот Фолкванга сторону. Он должен как можно скорее выбраться из города. Найти дорогу в фьорду Франангр будет совсем несложно. Главное не оглядываться назад.

The End.

Отредактировано Fenrir (02.05.2015 14:05)

0


Вы здесь » mysterium magnum » Завершенные флэшбэки и AU » (852 г.) Полет валькирий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC