mysterium magnum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » mysterium magnum » Основная игра » (04.04.2014) Кто ходит в гости по утрам


(04.04.2014) Кто ходит в гости по утрам

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: 4 апреля, утро
Участники: Намтар, Энлиль
Место событий: Англия, Лондон, отель "Савой"
Описание: После скандального появления Тескатлипоки в нью-йоркском офисе шумера и уверений в том, что кто-то пострадал от одного из его артефактов, Энлиль решает побеседовать с теми из своих родственников, кто в теории мог иметь доступ к его игрушкам. И первый в списке главы пантеона - его дражайший первенец. Все как положено.

+2

2

После визита Тескатлипоки дел у Энлиля прибавилось. Во-первых, нужно было проверить артефакты, пересчитать их и убедиться, что одного не хватает – факт сам по себе прискорбный, но ничего не доказывающий. Во-вторых, требовалось навести справки. Если ацтекская фиалка заломалась, как девственница на выданье, не пожелав сообщить имя столь обеспокоившего Теску пострадавшего, шумер чувствовал себя просто обязанным разузнать его сам – а заодно выяснить, что, кроме упрямой индейской вредности, заставило ацтека молчать. Однако решить этот вопрос с наскока не удалось: проверив через своих людей всех известных ему ацтеков в радиусе досягаемости, Энлиль установил лишь одно – они были целехоньки. У Тескатлипоки, по всей видимости, появилась таинственная зазноба в чужом пантеоне. В некотором смысле Энлиль даже желал, чтобы применение артефакта на этом неизвестном божестве оказалось делом рук одного из его сыновей, потому что если это так, то имя он скоро в любом случае узнает – уж со своими-то отпрысками он всегда сумеет договориться. Тем более что в последнее время с отцом соизволили повидаться только двое – и только двое могли дотянуться до папиных игрушек.

Так кто же, Нергал или Намтар? Поразмыслив немного, Энлиль решил начать по порядку и потешить самолюбие Намтара. Если с артефактом поигрался не он, то известие о неприятностях Нергала его, несомненно, порадует. Все лучше, чем наоборот: с Нергала при его темпераменте сталось бы ломануться навестить пасынка, специально чтобы поглумиться. Намтар, как хотелось верить Энлилю, был все-таки более сдержан в своем злорадстве и пользовался им более утонченно. Кроме того, в пользу избранной очередности говорило его право старшинства. Однако если предположить, что это именно Намтар увел из отцовских закромов артефакт, а потом использовал его по назначению без ведома родителя, это сулило Энлилю куда более сложную игру, чем он предполагал встретить в случае с Нергалом. В этом смысле своим первенцем глава шумерского пантеона мог гордиться – и гордился. Намтар всегда действовал осторожно, взвешенно и тонко – так, чтобы в любой неудобной ситуации развязать себе руки, и чтобы после его невозможно было на чем-то подловить. Впрочем, сама концепция невозможного Энлиля изрядно забавляла, а поводом лишний раз повидаться с сыном пренебрегать не стоило. К тому же, Эрешкигаль со своей чрезмерной импульсивностью поставила жирую кляксу на точеном узоре сыновне-отцовских взаимоотношений, и по этому вопросу тоже не мешало бы внести ясность, а сделать это можно было только при личной встрече.

Поэтому, определившись с последовательностью визитов, Рихард Кайзер озадачил одного из своих помощников телефонным звонком поздним американским вечером – и ранним, очень ранним европейским утром – с заданием немедленно отыскать для него некоего Рори Кигана. Намтар был найден в течение получаса – в номере люкс отеля «Савой» в британской столице. Энлиль дал себе труд переместиться прямо туда – и в следующий миг уже сидел на мягком диване сбоку от окна в пол с видом на Темзу и колесо обозрения. В душе шумела вода. Беглый осмотр помещения на предмет лишних предметов гардероба показал, что ночевал Намтар в гордом одиночестве – что для него, возможно, и к лучшему. Энлиль закурил, презрев наличие противопожарной сигнализации: дым послушно обходил сенсоры стороной. Шум воды стих. Владыка воздуха неторопливо сделал еще одну затяжку.

– Надеюсь, у тебя в ванной есть халат, – спокойно произнес он, не оборачиваясь.

+2

3

Чистота – вежливость богов смерти. Почему-то обыватели (под ними Намтар подразумевал не только людскую чернь, но и щебечущую стайку богов любви, войны, жизни и прочего ненужного хлама всех возможных пантеонов) считают, что в царстве смерти пыльно, грязно, закопчено и тленно – в то время как верно только последнее, - а насылатель болезней сам ходит в лишае да соплях – что неверно в корне. На самом деле излишняя чистоплотность досталась Намтару в наследство от Иркаллы – трудно представить себе более стерильное место, чем страна мертвых. Эта слабость была слишком невинной, чтобы не позволять её себе и в мире людском, тем более что совладелец фармацевтической компании ради процветания бизнеса должен излучать здоровье и свежесть даже после позднего сугубо официального банкета с английскими коллегами и неадекватным количеством алкоголя, принимаемого не иначе как с профилактической целью.

Повернув кран, Намтар взъерошил волосы, придирчиво осмотрел себя в зеркале, не будучи уверенным, что полное отсутствие следов похмелья и недосыпа будет приличным на утренней встрече, затем облачился в черный халат и домашние тапочки – вещи, которые он педантично привозил из дому, не доверяя качеству обслуживания в отелях. Выйдя из ванной, он планировал выпить кофе и почитать на диване газету – ему всегда нравилась английская пресса, но первый же взгляд на комнату заставил изменить планы.

- Эксгибиционизм не входит в число моих пороков, Энлиль, - холодно отметил Намтар и властно прошествовал к креслу, на которое и опустился, царственно запахнув халат. Если дражайший папочка не счел за труд не просто найти своего первенца, но и лично явиться к нему с самого утра, значит, по-хорошему он отсюда все равно не уйдет, и нужно готовиться к долгому разговору.

- Не вижу смысла скрывать, что не ждал тебя. В последнее время разговоры с верховным шумером плохо заканчиваются для нашего пантеона.

Намтар не знал точно, что произошло между его отцом и матерью, но факты были красноречивы: Энлиль, бог ветра и плодородия, поговорил с Эрешкигаль, владычицей Иркаллы, после чего та незамедлительно развоплотилась, что для бессмертных является неприятным аналогом самоубийства. Мать, конечно, была впечатлительной дурочкой, как и все женщины, однако Намтар был несколько сентиментально к ней привязан и считал себя вправе негодовать. Протянув руку, он снял с подноса кофейник и налил немного горячего кофе, поданного в номер, в единственную чашку, после чего с видимым наслаждением отпил.

- К сожалению, мне обычно подают только один набор посуды, однако, если желаешь, в твоем распоряжении бар. Хороший бар, - в отцовский вкус в отношении алкоголя Намтар все ещё не верил.

+2

4

Через секунду Намтар прошел к креслу, появившись, наконец, в поле зрения верховного бога шумерского пантеона. Окинув его оценивающим взглядом сквозь струи синеватого дыма, Энлиль подумал о том, что выглядеть властелином мира в халате нужно уметь. Намтар умел. А еще он умел называть вещи своими именами и прямо выражать свое неудовольствие – в отличие от собственной матушки, без разрушений. Очень ценное качество, если разобраться. Вежливости ему тоже было не занимать, а хорошие манеры Энлиль в последнее время очень ценил. Поэтому он даже снизошел до кивка в ответ на слегка отравленное скрытым ехидством гостеприимство и продолжил курить, стряхивая нагар с сигареты в стеклянную пепельницу.

Разумеется, у Энлиля и в мыслях не было оправдываться перед сыном за импульсивность его матери (хотя он и признавал – не без гордости – что был первопричиной ее эмоциональной выходки). Однако он не собирался портить отношения с Намтаром и в качестве жеста доброй воли согласен был немного прояснить ситуацию.

– Твою мать отчего-то очень расстроило известие о том, что я не собираюсь на ней жениться. Довольно странно, если учесть, что за последние шесть тысяч лет я ни разу не разводился. Впрочем, даже если я однажды убью Нинлиль, – чего я не могу исключать – совершать такую ошибку второй раз я не намерен. Видимо, Эрешкигаль огорчило именно это. – Энлиль пожал плечами. – В некотором смысле я оказал твоей матери услугу. Удивительно, но за столько веков она так и не поняла, что моя близость не идет ей на пользу; наоборот – делает слабее. Как бы там ни было, она предпочла скандалу и истерике саморазвоплощение. Женщины, – бесстрастно закончил шумер, глядя в лицо своего сына холодным и трезвым взглядом.

При этом Энлиль размышлял о том, что Намтар был, конечно, сыном Эрешкигаль не в меньшей мере, чем его собственным. С ней он даже провел большую часть того времени, когда на его развитие еще можно было повлиять. Забывать об этом не следовало. И все же глава шумерского пантеона полагал, что его первенцу хватит хладнокровия не копить против него претензии и не устраивать ему скандал, от которого воздержалась его мать – пусть и путем самоликвидации.

– Если у тебя остались ко мне какие-то вопросы – прошу. Если нет, перейдем к делу, ради которого я пришел.

+2

5

Намтар был впечатлен: глава шумерского пантеона только что добровольно и достаточно обстоятельно ответил на вопрос, который ему даже не успели задать. Либо он врет, чего никогда нельзя исключать, общаясь с богами, либо испытывает чувство вины (что весьма неправдоподобно), либо нацелился сохранить шаткое перемирие с сыном – и это, несомненно, очень настораживает. Как бы там ни было, пока его рассказ звучал убедительно. У матери был не только ужасный вкус во всем, что касалось мужчин, но и странная зависимость от их любви и внимания, совершенно непонятная Намтару, чуждому каких-либо привязанностей, исключая сыновью любовь, тягу к комфорту и заботу о собаке. В последнее время Энлиль слишком часто появлялся в жизни Эрешкигаль, чтобы та не решила считать это знаком судьбы и не обратила бы все свои чаяния на то, чтобы любимый во всех отношениях брат пересмотрел свои взгляды на спутницу жизни и воссоединится с матерью первенца. Намтар представил на секунду, какой скандал разразился бы в этом случае – учитывая, что первым мужем матери был сын самого Энлиля - и кто кому кем  приходился бы при таком раскладе (впрочем, в этом не разобрались бы и древние греки, любящие резвиться с генеалогией), и выразительно повел бровями.

- Мама всегда была немного несдержанной, - дипломатично заметил он, отпивая кофе.

Было очевидно, что Энлиль пришел сюда не ради разговоров об Эрешкигаль, и Намтар решил ограничиться этим ничего не значащим комментарием и приберечь свои мысли на этот счет до более подходящего момента. Поэтому после нетерпеливого замечания отца бог смерти криво улыбнулся:

- Хм, так ты пришел не поддержать меня в эту скорбную минуту? Что ж, весь внимание.

+1


Вы здесь » mysterium magnum » Основная игра » (04.04.2014) Кто ходит в гости по утрам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC