mysterium magnum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » mysterium magnum » Незавершенные эпизоды » (18.03.2014) breaking the habit


(18.03.2014) breaking the habit

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия: 18 марта 2014 года.
Участники: Афродита, Герм.
Место событий: как только божественный GPS заработает, так сразу определимся.
Описание: двое богов, очень давно не видевших друг друга и являющихся кровными родственниками больше формально, нежели в действительности, обнаруживают себя где-то... И среди "кого-то", у кого не совсем ясные цели, но отчетливо отдающие неприятностями.

0

2

Давным-давно, в далекой-далекой Греции в один прекрасный момент закончилась позитивная карма – аккурат на новорожденном сынишке двух ветреных богов. В этот же миг дивная Клото оборонила нить судьбинушки Герма, а Лахезис, не особо мудрствуя, отошла отведать амброзии, греческого вина или просто поглазеть на зажигательный танец кентавров.
Надо сказать, что Герм, уже вплотную познакомившийся в суровыми греческими реалиями и шутками богов, живо смекнул, что жаловаться на свою незавидную судьбинушку дело бессмысленное. Грек быстро обрастал толстенной броней из самоиронии и здорового пофигизма, и в какой-то момент жизнь даже перестала ему казаться совсем дерьмовой штукой, а еще спустя пару лет вдумчивой работы над собой, он даже научился замечать и положительные ее стороны. Когда хреновое и полное багов дополнение к его сознанию стало пропадать из эфира, а человеческий облик, наконец, ограничился одним полом, Герми возликовал, и никогда больше ему не приходило в голову кощунственная мысль поныть о прошлом или посетовать на обстоятельства. Не изменил он своей привычке и сейчас, только вдруг задался вопросом, который выражался в емком «Чтозанах?» - что за неведомая кабзда вдруг резво посыпалась на головушку греческого бога. В общем-то, в силу своих занятий, подернутых легким криминальным флером, кабзда на голову Герма сыпалась регулярно, а он, как истинный адреналиновый маньяк, торчал от чувства опасности и ощущения, что его жизнь вот-вот может уйти на перезагрузку. И боги упаси подумать, что он когда-нибудь искал этой перезагрузки – в его сознании давно вызрела такая чудная и отчасти несовместимая смесь безрассудства и упрямого цепляния за жизнь, что и сам Герм дивился, как же такое бывает. Тем не менее, оно работало и лишний раз подтверждало, что к кабзде он привык. Ключевым словом в неприятном удивлении грека череде недавних событий было «неведомое».
Сам Герм был прост, очень прост. И влипал обычно в такие же простые и незатейливые ситуации, большей частью человеческого происхождения. Он уже уяснил, что когда примешивалось божественное, даже рядовое дело могло превратиться в труднопроходимый квест – но и это было объяснимо: божественными ли амбициями или просто говенностью характера… Куда больше грека напрягала фигня неизвестного происхождения – как та, когда он каким-то вывертом мироздания вдруг стал достойным экспонатом цирка уродцев с психической нимфой в черепушке. Это чертовски пугало – против таких закидонов не работали проверенные средства, им не было логичного объяснения, и когда он снова стал собой, в его сознании долго стучал вопрос – что это, мать его, такое было. Он звучал и поныне, только теперь к нему присоединился еще один, вопящий ничуть ни тише – какого хрена происходит сейчас. Вроде бы греческий бог был в солнечной Калифорнии, ловил жаркие лучи солнышка, праздно потягивая холодный коктейльчик и позволяя себе заслуженную минутку отдыха, а потом в его голове кто-то принудительно выключил свет. Совсем как в Монтеррее. Однако сейчас он не чувствовал себя перекорежнной фигней, он по-прежнему ощущал себя, только слабее – как после ну очень душевного загула, когда сознание отчаянно не хочет расплачиваться за злоупотребление веществами и норовит отвалиться обратно в приятную темноту. К слабости примешивалось ощущение божественной аурой: чужой и знакомой одновременно. Слишком хорошо знакомой. Герм изумленно распахнул глаза, и открывшаяся реальность разом опрокинула его слабую догадку, что он перебрал коктейльчиков и где-то попросту отрубился. Там, где он старательно накидывался алкоголем, не было его матери. Не было и замкнутого пространства в виде безликой серой бетонной комнаты, не дающий ни единого намека, где они. Кроме ауры Афродиты он чувствовал еще чье-то смутное присутствие, но не мог разобрать принадлежность: боги ли это или еще какая-то становящаяся гребаным трендом неведомая хрень.
- И какого черта происходит? – так и продолжая сидеть на бетонном полу, Герм в упор посмотрел на свою матушку. Он допускал возможность, что все это ее рук дело, пусть и не понимал причины. Ну, или они оба вдруг очутились в полной заднице.
- Ты вдруг решила напомнить мне о своем существовании? Могла бы ограничиться смс-кой или даже открыткой. Любимому сынишке до востребования - через пару лет я бы обязательно ее прочитал.
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2015-06/02/k1zvxmf9rxf2.jpg[/AVA]

Отредактировано Hermaphroditus (13.06.2015 16:26)

+1

3

Сейчас Афродита была занята даже больше, чем когда-либо раньше. В былые времена от своих собственных утех ей приходилось отвлекаться лишь изредка. Когда она чувствовала по-настоящему сильную любовь – вмешивалась. Когда видела откровенное пренебрежение – вмешивалась. В остальном, люди сами справлялись. И ведь она никогда не работала, такова была божественная сущность. Но теперь у богини было крайне мало свободного времени. Самое приятно во всем этом стало то, что для Афродиты тот образ жизни, что она вела теперь, делал ее счастливой. Ей поклонялись даже больше, чем раньше. Пусть никто из людей не знал, что перед ними Сама Афродита, но они любили ее, они восхищались ей, любовались. Это и было нужно богине любви и красоты. Поэтому она получала истинное удовольствие от всего, что делала: фотосессии, съемки, снова фотосессии, переезды, путешествия, показы. Всё просто прекрасно!
Но теперь Афродита находилась в каком-то тесном, душном помещение, полностью слепленным из бетона. Как она сюда попала – оставалось только гадать. Кажется, настоящий шофер куда-то делся, а лимузин с богиней прибыл совсем не в то место. Сама Афродита мало что помнила из произошедшего, лишь только то, как садилась в автомобиль. После – как отрезало. И это лишь еще больше злило Афродиту. Она в нетерпении ходил из угла в угол: высокая фигура, да еще и на каблуках, - она с легкостью могла дотянуться до потолка.
К тому же, она была не одна. Гермафродита сразу узнала, как только осознала саму себя после неприятного пробуждения. Афродита, конечно, никогда не была хорошей матерью. У нее были любимчики, которым богиня уделяла время и растила. Например, Эрос. Приходилось растить еще и Антероса, но только потому, что любимый сын без него вечно оставался пухлым младенцем, а Афродите вскоре надоело возиться с малышней, пусть даже и такой очаровательной.  Но большинство других сыновей практически не видели мать. Деймосу и Фобосу еще повезло, но и тех Фро сплавила в подземное царство, уж больно далеко они были от того, что нравилось их маме.
А вот Гермафродит… Ну были и совсем нелюбимые дети, с этим не поспоришь. Но, как и любая мать, Афродита не могла не узнать собственного ребенка, пусть и прошло уже очень-очень много времени.
- Не говори чушь, - разозлилась богиня еще и на остряка-сына, - Нас сюда притащили.
Афродита нервно выстукивала каблуками, покусывала губы, так что и без вмешательства Герма с его чувством юмора была не в духе. Ей-то и не пришло на ум, что это он решил свести счеты с матерью за свое несчастливое детство. Иначе не валялся бы в отключке.
Наверно, если бы Афродита умела метать молнии, как некогда ее отец, сейчас бы этим и занималась. Увы, ничего боевого в ее навыки не входило. Пу сути, Афродита и драться толком не умела, только бить кулаками в мужскую грудь или кидать в кого-нибудь тарелки и вазы – это она возвела в ранг искусства.

[AVA]http://sg.uploads.ru/lMKmP.jpg[/AVA]

Отредактировано Aphrodite (05.06.2015 12:27)

+1

4

Разглядывая грозно выстукивающую каблуками матушку, Герм мог бы пуститься в философские размышления, что время не властно над непростым нравом богини, и она ничуть не изменилась со времен первой в мире олимпиады. Мешала утопить разум в глубокомысленных размышлениях одна небольшая деталь – Герм понятия не имел, какой была Афродита в те давние, кажущиеся сейчас никогда не существовавшими времена. Определенные события с его непосредственным участием да щедро сочиненные мифы наводили на мысли, что она была той еще заразой, но да - в остальном он мог только догадываться. Впрочем, это не мешало ему делать свои выводы – хотя бы прямо сейчас.
- Да ладно? – с притворным удивлением переспросил грек, не отводя взгляда от мечущейся богини. – А я думал это закрытая вечеринка, только для греков и все такое…
Голос разума коротко пискнул, что пора бы сбавить обороты остроумности, переключившись на более насущные проблемы – например, на разом оскудевшую божественность или на мерзкую бетонную коробку, которая бесстрастно подступала к богам. Не то чтобы Герм вдруг стал бояться закрытых пространств, даже при условии сосуществования в них с нервной родственницей (ну ладно, с очень нервной матушкой), его напрягала неизвестность, которую он отчасти и скрывал за ворохом острот.
- Ты не смотрела «Пилу»? Там было что-то очень похожее, - Герм заставил себя подняться с пола и, оценив разницу в росте с мамочкой, бывшей почти на голову выше своего бедового сына, невпопад добавил. – А ростом, стало быть, не вышел Гермес.
Если ему не изменяла его немного шизовая память, то отца он не видел вовсе. Тут Герм все-таки сумел ненадолго отключить режим зубоскальства и уже на порядок серьезнее продолжил:
- Ты не можешь перенестись отсюда… – сам он и не пробовал, не забывая, что после воплощения божественной сущности может объявится чудная девочка Салмакида, однако сказанное им было очевидно, раз Афродита все еще мерила шагами эту хренову серую коробку.
- Паршивый расклад, - вдогонку резюмировал Герм.
Он и правда был паршивым и в свете резко увядших сил выбор действий сводился к скудному минимуму – ну, например, проверить, что за дверью. В общем-то, можно было посидеть и подождать, но что-то подсказывало греку, что текущее стечение обстоятельств вряд ли чей-то розыгрыш, призванный поспособствовать трогательному воссоединению греческой семьи. Герм подергал естественно оказавшуюся запертой дверь. К счастью, она была настолько же хреновой, как и состояние божественных силенок бога, и после нескольких душевных пинков замок поддался, знаменуя собой две новости, традиционно хорошую и не очень. Возможность выйти из бетонной коробки явно была из разряда хороших, а вот шума они при этом наделали немало – это уже немного убавляло оптимизма. И все-таки за неимением лучшего выбора Герм осторожно сначала выглянул, а потом и шагнул в открывшийся его взгляду коридор.
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2015-06/02/k1zvxmf9rxf2.jpg[/AVA]

+1

5

Афродита лишь одарила сына презрительным взглядом. В любое другое время она была бы рада перекинуться парой колкостей, но не сейчас. Ей совсем не нравилось ее положение, ее неспособность сделать хоть что-то, и отсутствие должной силы угнетало. Бедняжка итак долго привыкала к тому, что было в ее распоряжении теперь, и ей совсем не хотелось деградировать дальше.
И пока Герм продолжал вникать в сложившуюся ситуацию, Афродита нашла время мысленно оценить его. Оценка, кстати, вышла не очень. Наверно, самому Гермафродиту было бы все равно, но богиня ценила качества, которыми, по ее мнению, сын не обладал с самого рождения. А потому она нисколько в нем не разочаровалась – некуда уже было, - а лишь наморщила носик, наблюдая, как божок пыжится с дверью.
- Хоть что-то, - констатировала Афродита, пока Герм выглядывал из-за поддавшейся двери, - Но не думаю, что нам удастся так запросто отсюда улизнуть. После грохота.
Возможно, сынок и сам догадывался об этом, но на всякий случай Афродита решила высказаться. И все равно она пошла за ним, сидеть на месте, вернее, находится в замкнутом пространстве, откуда она не вольна была выйти, не нравилось больше. Так, может, даже повезет. Богиня привыкла рассчитывать на свою красоту, даже без божественных способностей, внушающих людям сильную любовь, ее красота сохранялась.
Увы, нахождение с ней Гермафродита совсем не говорило о том, что это какой-нибудь маньяк-поклонник решил заполучить таким образом свою мечту. Значит, тут дело было в их принадлежности к людям необычным. И ведь кто-то позаботился об их божественных силах. Богине все еще не давал покоя тот факт, что она может и не очаровать своих пленителей, но об этих мыслях не высказывалась.
Сама Афродита не испытывала к сыну какой-либо ненависти. Все, что когда-то было сделано, она воспринимала как понятное само по себе, а потому и говорила совершенно обычно:
- Как думаешь, кто нас схватил? – голос снизился до шепота, пока богиня шла по тесному коридорчику, стараясь не отстукивать каблуками по бетонному полу. Хотя страха Афродита не испытывала пока никакого, видимо, от непривычки к этому, казалось бы, обыденному чувству. Бояться ей раньше было нечего.
- Сможешь их уложить? – наивно спросила Фро, привыкшая во всем полагаться на мужчин. Во всем, что касалось физической силы, конечно.
[AVA]http://sg.uploads.ru/lMKmP.jpg[/AVA]

Отредактировано Aphrodite (14.06.2015 00:10)

+1

6

- Если кто-то придет, уверен, ты очаруешь их своей красотой, - пробормотал Герм на замечание Афродиты. И задумался над прозвучавшим следом вопросом. Вернее, вопросами. Если от последнего на татуированную физиономию грека наползла ехидная усмешка, красноречив отражающая его мысли об чудесном умении дражайшей мамочки приспосабливаться к ситуации, то мысли о первом эту усмешку быстро стерли.
- Не знаю, - честно ответил Герм, ненадолго отключившись от привычной язвительной манеры общения. – Ни кто нас сюда приволок, ни что с этими загадочными субъектами смогу сделать.
Обернувшись вполоборота, он пристально глянул на возвышающуюся рядом матушку, и добавил:
- Но ты же пожертвуешь мне одну из твоих умопомрачительных шпилек, которые, само собой, никто сейчас не слышит. Страшное же оружие…
Герм мог бы очень долго трепаться, изредка переходя на близкие к делу серьезности, но, в основном вываливая на своего собеседника ворох ненужной, окрашенной язвительностью информации. Такой уж он был, а когда рядом дорогие родственники повода затыкаться и вовсе не было. Впрочем, повод нашелся и очень скоро – сначала дал о себе знать приглушенными и быстрыми шагами, а потом появился воочию. Грек замедлил шаг и снова быстро глянул на Афродиту, очень шустро соображая, что двум боженькам с отключенными за какие-то неведомые грехи силами, делать. С досадой он понял, что понятия не имеет, кто к ним идет: люди ли, боги или Санта Клаус с мешком тротила.
Спешащие к своим пленникам – а с недавних пор Герм оценивал их положение именно так – люди (или нелюди) не заставили себя ждать, что, конечно же, было очень любезно с их стороны. Словно в замедленной съемке греческий бог пронаблюдал, как в месте, где узкий коридорчик круто уходил вправо, сначала на грязном полу замельтешили тени, а потом появились они – двое мужчин и женщина с такими серьезными физиономиями, будто, как минимум, собрались прочитать лекцию о вреде курения или злоупотребления алкоголем. Правда, никто из них не спешил начинать воспитательные беседы – неумолимой силой они надвигались на двоих беглецов, и Герм очень отчетливо почувствовал, как по его хребту пробежал предательский холодок и одновременно скаканул уровень божественного адреналина. В дерьме он купался и не единожды, но вот такой оказии с ним еще не случалось, они оба были словно две крысы в лабиринте, у которого, возможно, где-то есть выход, только чтобы пробиться к нему нужно обойти вот таких ну очень серьезно настроенных людей.
- Самое время вспомнить, как ты не любишь Афину, и рассказать об этом вон той милой барышне, - тихо оборонил грек. Сам он намеревался мило потолковать с двумя ее спутниками, отчаянно надеясь, что они все-таки люди, иначе дело дрянь.
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2015-06/02/k1zvxmf9rxf2.jpg[/AVA]

+1

7

Афродита смерила сына взглядом, которым можно было рубить вековые деревья. Поняла, что он сказал очередную издевку, пусть, по ее мнению, и очень глупую. Наверно, в такой момент она действительно пожалела, что не взялась воспитывать сына. Может, хоть какой-то толк из него бы вышел. А сейчас? Ну что такое…
Но сожаление это длилось долю секунды, не больше. Ведь Афродита могла бы даже его очаровать, будь у нее сейчас сила. И ничуть от этого не было стыдно. А чего стыдиться, Афродита она или кто вообще?
- Ты… - хотела было научить богиня сынка уму-разуму, да не успела, на его счастье. Заметила, что навстречу идут те, кто даже шагал угрожающе. Афродиту передернуло, но больше от того факта, что она представила, как эти чудища перетаскивали ее, дотрагивались своими лапищами. Самое ужасное, что явно снова желают проделать почти то же самое.
- Я же драться не умею… - только и успела протестующе высказать Афродита так же тихо, а деваха уже приблизилась.
Но посторонний, наблюдающий за этой картиной, мог бы посмеяться. Модель, дефилирующая по бетонному полу на шпильках, собралась драться. Афродита же пятилась назад и думала, как ей приступить к делу: напрыгнуть и расцарапать морду или отбиваться туфлями.
А туфли были хорошие. Дорогие, удобные, мягкие, и ходить в них было приятно. Каблук же, наоборот, твердый – таким и глаз выколоть можно, и череп пробить. Так что решение очень быстро, словно чаша весов, переместилось в сторону туфель. Маникюр было жалко, а туфли могут и выдержать напор.
С Афиной драться не приходилось, с сожалением думала Афродита. А то, кажется, если бы хоть когда-то пришлось, был бы у богини опыт. Уж кто-кто, а Афина могла бы стать хорошим учителем. Ее стихия, все-таки. После нее никто не страшен.
Если бы у богини любви было бы еще хотя бы тридцать секунд, она бы обязательно сняла с себя эти самые туфли, и бросилась бы на противницу так: с оружие в руках. Но времени не было. Были длинные ноги, хорошая растяжка и отличный тонкий каблук.
[AVA]http://sg.uploads.ru/lMKmP.jpg[/AVA]

+1

8

При других обстоятельствах грек может и посочувствовал своей непутевой матушке, и даже преподал бы урок-другой, как быстро и эффективно отлупить недруга подручными средствами, и как правильно подобрать универсальный девятимиллиметровый аксессуар (на случай, если божественность снова даст сбой), но с надвигающейся угрозой в лице трех недобрых существ, Герм решил повременить с сочувствием и оставить его для себя. Своя шкура ближе к телу и все такое. А шкура меж тем грозилась подвергнуться суровому испытанию. Не успел Герм порадоваться, что его мысли касаемо расстановки сил чудесным образом совпали с соображениями противника, как ему пришлось принять на себя натиск двух недвусмысленно настроенных вояк. Хотел бы грек с кислой миной заявить, что вояки из них никудышные, однако с резко упавшим уровнем божественности он разумно повременил с такими рассуждениями. Единственное, что не могло не радовать – их охранники оказались всего лишь людьми. Если бы Герму сказали, что он будет радоваться, что по его роже лупит человек, он бы принял сказанное за напрочь лишенную юмора шутку, но сейчас да – он действительно этому радовался, не забывая отвечать взаимностью своим не в меру настойчивым собеседникам.
Оба они, казалось, прониклись идеей, чтобы их образы надежно отпечатались на сердце греческого боженьки. Боженька активно тому противился, но ни искры взаимопонимания не проскочило между ним и активно пытающимися его утихомирить людьми. Первым значительным успехом в начинающей затягиваться драке стал красивый нокаут человека после встречи его полной злобных мыслишек головы с бетонной стеной. У Герма сразу прибавилось энтузиазма, а стрелка шансов на выживание в этой драке сдвинулась к положительному значению. Когда и второй мешком осел на землю, перестав на время подавать признаки жизни и любезно предоставляя Герму время поразмыслить о прекрасном и вечном, а заодно и попросту отдышаться. К слову о другом, но тоже прекрасном и вечном – грек оценил, что пока он возился со своими мальчиками, Афродита тоже времени зря не теряла и разобралась с агрессивно настроенной женщиной. И, быть может, даже успела увидеть часть шоу, где один татуированный и не обремененный горой мускулов чудик пытается представить головы суровых вояк ближайшей стене. Совсем, как в человеческой сказке, только вместо Алисы и пудинга – голова и стены. В каком-то смысле очень по-гречески – в той его части, где греки славились своим искусством… ну что вы, конечно же, не воевать – козлить на разные лады, а не только предаваться разврату.
- А боялась, что не справишься. Видимо, не зря на тебя Арес запал – разглядел что-то родственное помимо милой мордашки, - усмехнулся Герм, глядя на матушку. Кажется, у него уже вошло в привычку начинать общение с ней с подколки, но разговор, состоящий только из подколок грозил стать безыдейным, поэтому он продолжил. – Я очень порадуюсь, если в список твоих талантов входит еще и умение быстро бегать. Я бы хотел повременить и расспросить этих милых людей, какого хрена здесь происходит, но боюсь, время немного не на нашей стороне.
[AVA]http://5.firepic.org/5/images/2015-06/02/k1zvxmf9rxf2.jpg[/AVA]

Отредактировано Hermaphroditus (21.06.2015 15:15)

+1

9

Если когда-то Афродиту и посещали мысли, что она способна на большее, то теперь точно нет. Ее работа итак было то самое «большее», чтобы богиня могла сделать. Так что другие навыки она просто себе не зарабатывала, так что драка казалась ну просто смешной. Да, противница ей попалась умелая и, возможно, смогла бы что-то сделать, если бы ей повезло встретиться не с Фро. А все потому, что действовала Афродита ну совершенно алогично. Все ее движения и удары, которая она пыталась наносить, обрушивались на противницу совершенно неожиданно. Как будто тот, кто вразнобой насмотрелся фильмов, и теперь, не обращая внимания на приемы, которые в них показывались, просто повторял то, что первое вспоминалось. Собственно, именно так и было.
Хотя несколько раз Афродита все-таки получила. И довольно больно, что злило богиню и она с новым неистовым напором бросалась на противницу. Хорошо, что она мастерски держалась на каблуках – любая позавидует.
Схватив дамочку за волосы, Афродита опрокинула ее на пол, взгромоздилась сверху и пару раз, уже по инерции и от злости, ударила ее лицом об пол.
Поднявшись на ноги и ожидая, пока Герм закончит с последним (вмешиваться она, конечно же, не собиралась), богиня любви привычными движениями поправила на себе одежду и прическу. И успела пожалеть, что сумочка со всеми вещами лежит где-то в неизвестности, ведь там зеркальце, которое сейчас стало жизненно необходимо.
- Ох, я выгляжу, наверно, ужасно, - пожаловалась Афродита вслух, но больше сама себе. Гермафродиту это было до фени, а Афродита не распылялась на мужчин, к которым не имела интереса, - Хотя и лучше тебя.
Колкость за колкость. Сынок, по мнению богини, итак смахивал на сподручного Аида, а после схватки с двумя бугаями, еще и так, будто дядюшка преподал ему пару уроков вежливости.
- Да, пошли уже, - почти скомандовала мать и двинулась вперед по коридору, хотя и начала замедлять ход, подумав о том, что пусть уж лучше Гермафродит первым идем. А то мало ли.
[AVA]http://sg.uploads.ru/lMKmP.jpg[/AVA]

Отредактировано Aphrodite (08.07.2015 17:00)

+1


Вы здесь » mysterium magnum » Незавершенные эпизоды » (18.03.2014) breaking the habit


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC