mysterium magnum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » mysterium magnum » Основная игра » (08.04.2014) Don’t love, don’t remember, don’t sorrow


(08.04.2014) Don’t love, don’t remember, don’t sorrow

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: 8 апреля 2014 года.
Участники: Enlil, Loki
Место событий: Франкфурт-на-Майне , Германия. Небоскреб “Мессетурм”.
Описание: Подробности временной кончины бога-кузнеца открывают Веланда с новых сторон, Локи, сам того не замечая, вновь примеряет на себя костюм “того-кто-опять-будет-все-разгребать”, а Энлиль просто любуется видами из своего пентхауса. Такие дела.

0

2

Дэвиду Бареллу пришлось прождать минут сорок, прежде чем двери «квартиры» Энлиля на 55-ом этаже Messeturm во Франкфурте-на-Майне гостеприимно распахнулись перед ним и также гостеприимно захлопнулись у него за спиной. Это был американец, кинопродюсер и ловкач, любитель всевозможных загадок, мистификаций и эзотерики – словом, человек абсолютно религиозно безграмотный.

– Энлиль! – возопил он, едва завидев шумера, помахал рукой и поспешил через все пространство комнаты к нему навстречу. – Слышал, ты был в Нью-Йорке, но я не успел тебя застать, а тут проезжал мимо и подумал – дай загляну, тебе наверняка будет интересно! – Дэвид осмотрелся, плюхнулся на низкий диван и развернул на коленях лэптоп с яблочным логотипом.

Он звал Энлиля его настоящим именем, с тех пор как владыка воздуха однажды под коньяк поведал ему историю о том, кем является на самом деле – которая, разумеется, была воспринята Бареллом как розыгрыш и отличная шутка. К тому же, ему понравилось звучание.

Энлиль в узких джинсах, простой однотонной футболке с круглым вырезом, дорогих часах с керамическим браслетом на одной руке и тяжелой цепочкой браслета на другой без лишних слов прошел к бару, плеснул в два бокала вязкой янтарной жидкости и сел в кресло напротив Барелла. Дэйв в результате был вынужден сгрузить ноутбук на прозрачную столешницу синеватого стекла и развернуть его к хозяину апартаментов.

– Я провожу кастинг. Хочу снять фильм. Про твоих любимых шумеров, тебе понравится.
Услышав это, Энлиль порадовался, что Дэвид к нему зашел – потому что он имел серьезные и обоснованные сомнения в том, что ему может понравиться результат, если он с самого начала не возьмет это дело на контроль.

– Там будут приключения, всякие путешествия с поиском артефактов по Сирии и Турции, египетские боги, шумерские боги, война, любовь, спецэффекты, красотень! Конечно, чтобы все получилось, как надо, нужно вложиться, я пока только ищу спонсоров…

Энлиль, пряча улыбку, скользнул взглядом по лицу Барелла. Вот ведь сукин сын, сразу взял быка за рога.

– …Вон, вон, смотри! Конфетка, правда? Я хочу взять ее на роль твоей жены.
На этот раз Рихард Кайзер вскинул бровь вполне демонстративно, а Дэвид радостно расхохотался и хлопнул его по плечу.
– Хочу, чтобы она сыграла шумерскую богиню, Нинлиль.
Энлиль понимающе кивнул.
– Нет.
– То есть как – нет? – опешил Барелл.
– То есть никак нет, – спокойно ответил владыка воздуха. – Может, в постели она и хороша, но на верховную богиню не потянет.
Дэвид нахмурился.
– Ну, и кого я тебе тогда возьму? Нет, ты посмотри получше, гляди, какие… глаза!
Но Энлиль уже не смотрел.
– Николь Кидман.
Дэвид внезапно заткнулся, как будто с разбега наткнулся на стену, но переключился практически моментально.
– Проспонсируешь?
– Проспонсирую.
Барелл хлопнул в ладоши, как будто надеялся покрепче ухватить внезапную удачу за хвост.
– Хотя вообще-то, Кидман – та еще стерва.
Энлиль усмехнулся.
– Думаешь, у богинь нрав легкий?

– Рихард, ты случайно не видел мой… О, прошу прощения – не знала, что у тебя гости.
Энлиль дал себе труд повернуть голову. Сабина, голубоглазая брюнетка с длинными распущенными волосами, держалась одной рукой о дверной косяк, без всякого стеснения прижимаясь к нему молодым полностью обнаженным телом.
Барелл сглотнул.
– Ищешь вот это? – уточнил Энлиль, извлекая из недр кресла черный кружевной лифчик и демонстративно поднимая его повыше на одном пальце. – Ходи без него, тебе идет.
– Я… э-э… – замялся Барелл.
– Тебе пора, – помог ему Энлиль. – Работай, Дэйв. Я пришлю к тебе на днях своего финансиста, обсудите с ним насущные вопросы.

Аудиенция на этом была окончена. Сабина, улыбаясь и плавно покачивая бедрами, приблизилась к Энлилю и грациозно опустилась к нему на колени. Шумер передал ей нетронутый бокал виски со стеклянного столика. Виски Сабина не любила, но Энлиль ее не спрашивал.
– Может, вернемся в спальню? – предложила она, коснувшись кончиками пальцев шеи шумера.
– Зачем? Отсюда вид открывается ничуть не хуже, – возразил Энлиль, даже не глянув в сторону окна, поставил бокал на пол рядом с креслом и потянул женщину на себя.

+1

3

Локи мог прохлаждаться сколько угодно, играя с утра до ночи в плойку и заедая каждый проигрыш Нутеллой, танцуя на барных стойках после принятия пары десятков особо забористых коктейлей с разноцветными зонтиками или развалившись тюленем на лежбище у океана, среди таких же круглых ластоногих тушек, однако, то ли рефлекс “вечно крайнего”, то ли шило в заднице, после разговора с Фенрисом, не давали покоя. О смерти Велунда он, на самом деле, узнал в тот же день, и даже не с помощью каких-то своих тайных связей, соглядатаев или еще какого-то особого колдунства, нет, в некоторых случаях соцсети делали все сами, да еще и быстрее. После просмотра короткого ролика и статьи в интернет-журнале Локи не без ухмылки пожал плечами, мол так ему и надо, и не стал дальше заострять свое драгоценное внимание на каком-то Веланде. Как оказалось зря, Фенрир рассказал Лофту все, что помнил из короткого диалога с той укуренной парочкой. Новые подробности смертоубийства кузнеца, хотя их было не так уж и много, заставили трикстера серьезно задуматься и придти к выводу, что в Асгарде что-то не так, и хотя одна часть Локи гаденько радовалась предполагаемым неприятностям Асгарда, другая же понимала, что это “что-то не так” может отразиться и на других мирах Иггдрасиля. Для начала нужна была информация, чем занимался Веланд Лофт не знал и даже не пытался до этого узнать, разве что слухи через третьих-четвертых-пятых лиц доходили до него, конечно, Локи сам был виноват в желании отгородиться от остального пантеона и тем самым пустив все на самотек, живя в обители богов он знал буквально все и вся, ведь главным его оружием были слова, а не мечи с топорами. Переть в Мексику по тому же туристическому маршруту, что и Фенрис, было первым вариантом, правда его решено было оставить на неопределенный срок, так как едва затянувшиеся дыры в ауре все еще доставляли некоторое беспокойство. Поэтому следовало начать с родных земель, под боком, прямо как заказывали, как раз обосновался один шумерский божок, Энлиль, о его давней дружбе с Сетом в паранормальных кругах не знал, наверное, только ленивый. Ну а где один, там скорее всего и второй.
В Германию Лофт прискакал на своих двоих, как всегда воспользовавшись своими волшебными башмаками, в данный момент замаскированными под красные кеды с символикой Флэша побокам. Возможно, перед тем, как переться во второй по высоте небоскреб в Франкфурте, надо было надеть что-то более представительное, но Локи не особо парился по этому поводу, хотя перья с разноцветными нитками он из волос все-таки выдрал. Вместо того, чтобы раздавать смертным ментальные посылы не обращать на него внимание, трикстер накинул на себе легкую отводящую взгляды иллюзию, таким образом избавляя себя еще и от наблюдения камер. Локи не мог с уверенностью сказать как отреагирует Энлиль на появление на горизонте еще одного бога, поэтому скрыл ауру. Подъем в лифте был одним из самых самых скучных и унылых мероприятий за этот год, прислонившись к стене, Локи наблюдал за уткнувшимися в планшет или ворох бумаг офисными планктонами. С первых секунд поездки Лофта начала до колик бесить эта унылая обстановка, роцарившаяся в кабине лифта, именно по этому волосы клерка, стоящего позади всех, сменили свой цвет на цвет газовой горелки, ароматный латте в руках очкастой секретарши теперь для нее пах и был на вкус как тухлый лосось, а непременно важные бумаги в руках одного не слишком уверенного в себе мальчика-одуванчика сменили свое содержание на развернутый сценарий к гей-порно с карликами. Локи бы продолжил измываться над ни в чем не повинными смертными, да к моменту приближения к пятидесятому этажу в лифте не осталось никого.
На пятьдесят пятом лифт дзынькнул, словно огромный тостер, возвещая о прибытии. Трикстер неторопливо покинул кабину, пафосно обшитую хромом и красным деревом, и огляделся. Локи не слишком понимал, что может заставить кого-либо жить на такой высоте в коробке из стекла я железобетона, хотя в детской энциклопедии мифов говорилось, что Энлиль связан с воздухом, может быть ему такое “гнездо” было в самый раз. Повернув голову, лживый бог заметил, что навстречу ему несется какой-то мужик с выражением глуповатого счастья на морде, и Локи был бы не Локи, если бы не как-будто случайно отставил ногу. Отрешенно пронаблюдав, как мужчина неуклюже размахивает руками в попытках сохранить равновесие и скользит носом по гладкому полу, после чего рассеянно садится и оглядывается в безуспешных попытках найти обо что он споткнулся, Локи зевнул и двинулся дальше. Оказавшись у двери, Локи развернул свою ауру в привычное для нее состояние и настойчиво позвонил в дверь.
- Простите что без предварительной записи, - сказал трикстер, как только дверь отворилась и примирительно улыбнулся, - но я хотя бы постучался.
[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/6c89ad036265d3ab24c058f70adaa55c.jpg[/AVA]

Отредактировано Loki (12.05.2015 10:23)

+1

4

Незваные гости – тоже гости, и закон гостеприимства распространяется и на них. Но только после того, как они пересекут порог твоего дома – что, кстати, повод задуматься о том, кого следует, а кого не следует пускать внутрь.

На этот раз на пороге Энлиля появилось нечто. Появилось оно довольно внезапно, словно из ниоткуда. Не исключено, что именно так оно и было: боги могут себе позволить переместиться в ту точку пространства, которая их интересует, избежав долгой дороги. Это означало, однако, что гость явился сюда нарочно, в здравом уме и трезвой памяти. Энлиль, между тем, никого не ждал и уж тем более не приглашал. Знакомых ноток в ауре визитера он тоже не находил: это не был кто-то из его сыновей, или Сет, или, чего доброго, Нинлиль – встречать жену в обществе всего одной любовницы было бы как-то даже несолидно.

Неизвестный, между тем, позвонил в дверь, уничтожая последние сомнения в том, что он действительно достиг цели, не ошибся адресом и не просто случайно проходил мимо. Какая жалость.

– Ты кого-то ждешь? – спросила Сабина, поглядев в сторону двери.
– Сделай мне одолжение, – сказал Энлиль, придерживая женщину за талию обеими руками. – Не задавай банальных вопросов.
– Как скажешь, – поспешно кивнула она.
– А теперь пойди и открой дверь.
Сабина помедлила секунду, и шумер шлепнул ее по попе, придавая ускорения. Отстранившись, женщина потянулась за переброшенным через спинку кресла халатом, но Энлиль придержал его, не позволяя ей им завладеть.
– Хочешь, чтобы я пошла прямо так? – возмутилась Сабина.
– Да, – преспокойно ответил шумер. – Именно этого я и хочу. Тебе нечего стесняться, солнышко.

На миг она задумалась, после чего улыбнулась – очевидно, решив для себя, что ситуация не стоит спора и уж точно не стоит риска потерять расположение «спонсора». Бросая на Энлиля кокетливые взгляды, Сабина с демонстративной неспешностью подобрала и обула раскиданные на ковре туфли на высоком каблуке. Против этого шумер не возражал и даже ее не торопил: гость, который приходит без приглашения, должен быть готов к тому, что ему придется подождать аудиенции.

Завершив приготовления, Сабина, мерно цокая шпильками и покачивая бедрами, прошествовала к входной двери и, наконец, распахнула ее перед визитером. Энлиль, который за это время успел раскурить сигарету, не дал себе труда хотя бы повернуть голову.

– Кто ты такой и с чем пожаловал? – требовательно спросил он, продолжая сидеть спиной к своему анонимному посетителю и любуясь видом расстелившегося под ногами города.

+1

5

Локи оглядел показавшуюся за дверью не вполне одетую девушку с ног до головы, пожал плечами, мол у всех свои причуды, что поделать, приветственно ей кивнул и прошел внутрь. “Верховные боги всегда такие верховные”, - собственно, на более радушный прием он и не рассчитывал, мало того, если кто-нибудь незнакомый вот так же заявился бы на порог его дома, то Лофт, иногда настроенный особенно параноидально, не помедлил бы использовать пару-тройку вещиц из того “мусора”, что скопилось в стенах его жилища. Велес однажды проделал подобный трюк с сюрпризом в виде себя, а Локи потом пришлось полвека бегать за ползучим с извинениями.
- Ах, простите, как невежливо-то получилось, - трикстер покачал головой, выражая крайнюю степень озабоченности и раскаяния, -  мое имя Логе, ну, по крайней мере, конкретно в этой местности меня называли именно так.
Бросив взгляд на панораму города, затем на макушку шумерского бога, скорее всего, Лофт бы даже не удивился если бы у того на коленях обнаружился злобный белый перс, впрочем, Локи кажется пересмотрел американского кинематографа, да и мысли опять поплыли не туда.
- Я пришел поговорить, всего лишь поговорить. О недавнем инциденте в Мексике. Ты о нем наверняка слышал, все о нем слышали, а ты, может быть, даже больше, чем остальные. Рататоск, наверное, уже всем растрещала, проклятая белка, - последнюю фразу он сказал уже всторону и вполголоса, адресуя, скорее, самому себе.

+1

6

Незваный гость мирно прошел внутрь, рассыпаясь в извинениях, степень искренности которых Энлиль оценил как нулевую – визитера, очевидно, мало беспокоили такие пустяки. В этом вопросе шумер склонен был к солидарности с гостем: кому нужна искренность, когда правила хорошего тона внешне соблюдены. Большинство богов друг друга или ненавидят, или ни во что не ставят – демонстрировать это открыто лишено смысла и весьма вредно для дипломатии. Словом, серьезных претензий к посетителю Энлиль пока не имел. Тот даже изволил представиться – и, страшное дело, всколыхнуть любопытство шумера. Головы он, впрочем, так и не повернул: ограничился тем, что жестом указал гостю на кресло. Но ауру его прошерстил с большим интересом – не каждый день к нему заглядывали поболтать знаменитые трикстеры других пантеонов. А жаль, потому что к трикстерам Энлиль всегда испытывал необъяснимую симпатию.

– Поговорить я всегда рад, – сказал он, глядя на скучившиеся за окном облака, неторопливо подплывавшие к Франкфурту с запада.
– Сабина, солнышко, принеси еще бокал и подожди меня в спальне, – мягко велел верховный бог шумерского пантеона, выслушав заявление скандинава, и спокойно дождался, пока его указание будет исполнено.

– В Мексике постоянно что-то происходит, – отметил Энлиль, когда они с Лофтом остались одни. – Тебя интересует история с твоим собратом? Он был неосторожен и спесив, за это и поплатился. Я при этом не присутствовал.
Шумер сделал короткую паузу и приложился к бокалу.
– Но с удовольствием помог бы тем, кто отправил его на тот свет, – спокойно закончил он, возвращая стакан на место.

Энлиль отчего-то был уверен, что Локи пришел сюда не для того, чтобы качать права или требовать возмещения убытков за гибель своего родственника по пантеону. Впрочем, он вел бы себя в точности так же и в обратном случае. Правду, как известно, говорить легко и приятно. Особенно когда есть шанс, что собеседника эта правда взбесит. И хотя это едва ли могло считаться случаем Лофта, Энлиль не мог упустить возможности высказать то, что думает по поводу Веланда.

Отредактировано Enlil (26.05.2015 22:48)

+1

7

- Да-да, именно эта история, - Локи не стал мешкать и плюхнулся на предложенное место, вальяжно  откинулся на спинку и сцепил руки в замок, - все-таки я был прав.
“Неосторожен и спесив” - трикстер криво усмехнулся, для Веланда у него обычно первыми приходили в голову немного другие эпитеты, но и эти весьма емко характеризовали кузнеца.
Изучение своей ауры Локи выдержал, и даже почти молча, хотя последствия затмения еще не успели пройти окончательно, и прикосновения к ней вызывали некий дискомфорт.
- Это можно было сделать не так явно, - поджав губы и зажмурив один глаз, Лофт искоса посмотрел на Энлиля, но впрочем, быстро отошел и не стал заострять на этом внимания, перейдя к сути визита.
- Понимаешь, тут такое дело, мой сын рассказал мне, что Веланд смог протащить тех двоих в один из миров Древа, по описанию Нифльхейм или Свартвальвхем, не знаю точно, но скорее всего второй, он ближе, - Локи сделался более сосредоточенным, - Только вот перемещение между мирами у нас четко регламентировано и контролируется Хеймдаллем, а тех, кто может свободно перемещаться, одной руки хватит, чтобы пересчитать, и Вёлунд явно не входит в этот список.
Лофт уже думал о том, что бог-кузнец мог утащить что-то из сокровищницы Одина, но говорить об этом не спешил, известие о том, что какой-то калека смог вынести артефакт или даже несколько артефактов из самого охраняемого места в Асгарде, могло заставить собеседника думать о том, что у северного пантеона все совсем плохо. Хотя Энлиль наверняка уже заподозрил что-то такое из-за одного только визита Локи, но скатываться еще ниже не хотелось. Что еще сильнее беспокоило трикстера, так это то, что в сокровищнице хранились вещи немалой разрушительной мощи, даже сейчас они несли немалую угрозу, а Веланда Лофт н считал тем, кому можно доверить такую силу. Проблем, которые хочешь не хочешь обязательно его коснутся, Локи не хотелось, тот же Один мог по привычке обвинить во всем давно пропавшего трикстера.
- Расскажи что знаешь, а я в долгу не останусь. И знаешь, если ты переживаешь за того египтянина… у вас ведь вроде как дружба, радуга и единороги? У меня немного другие интересы, ну это так, к сведению.
[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/05/6c89ad036265d3ab24c058f70adaa55c.jpg[/AVA]

Отредактировано Loki (04.06.2015 07:48)

+1

8

Локи плюхнулся в кресло и скорчил недовольную гримаску, всем своим видом напоминая обиженного ребенка, так что Энлиль даже почти умилился – но не забыл, что перед ним сидит хоть и молоденький, а успевший «прославиться» своими деяниями трикстер.

– Можно было, – спокойно согласился шумер, косвенно признавая, что нарочно позволил своему гостю испытать некоторый дискомфорт. Собственно, он считал себя в своем праве – и по старшинству, и потому, что находились они на его территории, и потому, что гость-то был незваный.

К счастью, Локи не смутился настолько, чтобы забыть перейти к делу, и даже сумел заинтересовать Энлиля неожиданным креном избранной им темы в сторону скандинавских святынь. Впрочем, чего уж там неожиданного, когда имеешь дело с представителем северного пантеона. Самым забавным в сложившейся ситуации оказался тот факт, что Локи пришел к нему ради информации о том, что случилось при участии его собрата и в его же родных местах. Вот уж точно – неладно что-то в скандинавском королевстве, если разведка местного трикстера так основательно сбоит.

Обещанию не остаться в долгу Энлиль, конечно, не поверил. Но долг всегда можно стребовать, если для этого есть мало-мальские основания, а учитывая почти отсутствующие связи со скандинавами, такой случай упускать было не резон. Шумер, однако, не торопился. Прежде чем говорить о деле, он широко, но не обнажая зубов, улыбнулся на упоминание о Сете.

– С чего мне за него переживать? Он взрослый мальчик, постарше всего вашего пантеона.

Хотя, положа руку на сердце, если бы Локи всерьез захотел сделать Сету какую-нибудь гадость, у него это, вполне возможно, получилось бы. А когда-нибудь потом Сет непременно отомстил бы ему в тысячекратном размере (потому что тормозов нет), после чего они – возможно – пошли бы куролесить вместе. Очень в духе Сета. Хотя, справедливости ради, следовало отметить, что товарищей себе Пустынный выбирал либо постарше, либо поюжнее. И, как правило, более двинутых на голову. Но сейчас важно было другое, а именно: как одновременно удовлетворить любопытство Локи и не сказать ему лишнего.

– У Веланда были общие дела с ацтеком, Тескатлипокой, – начал Энлиль. – Объединив усилия, они доставили неприятности Сету, а через него и моему пантеону. Поэтому мы разыскали ацтека, и Сет отправился с ним на экскурсию по Дуату. На этой прогулке они подружились на почве общей неприязни к твоему собрату и в итоге добрались до него, чтобы свершить свой суд. Веланду, полагаю, очень хотелось им в этом помешать, а тут еще это затмение – ты и сам знаешь, что оно не было обычным. В такие времена чего только не происходит.

Энлиль невозмутимо отсалютовал Лофту бокалом.

– Я бы предположил, что вы не досчитались одного из своих миров после этого визита, – шумер умильно посмотрел на скандинава поверх ободка стакана. – Но тогда со мной сейчас разговаривал бы не ты. Что же тебя настолько обеспокоило, Локи, что заставило искать встречи со мной?

Знает ли Лодур об артефактах Тески и Веланда – вот что интересовало Энлиля в первую очередь. Однако такой вопрос напрямую не задашь.

+1

9

- Может и есть с чего, - Локи в очередной раз пожал плечами глядя в потолок, - откуда мне знать какая там у тебя душевная организация? О, кстати, твой друг мог бы просто спуститься по глубже в пещеры, его там наверняка бы встретили, и скорее всего, даже не убили, цверги на самом деле неплохие, хотя и выглядят, будто съели пуд дерьма. А там бы и Хеймдалль подоспел.
Ацтеки, ну теперь хотя бы стал ясен выбор места убиения. Трикстер был мало знаком с пантеонами нового света, и все, что приходило на ум, это обилие красок, перьев и наркоты, в общем, европейские гей-парады ушли недалеко, разве что присыпали все это дело пайетками, однако Локи был той еще сорокой, так что ему даже нравилось то, что он представил.
От упоминания о затмении Лофт невольно вздрогнул и отвел взгляд в сторону окна, показывать слабость или признаваться в ней чем-то зазорным он не считал, умеренно, конечно, однако Локи помнил то чувство внезапно возникшей пустоты, невероятную беззащитность и хрупкость телесной оболочки, помнил, но хотел побыстрее забыть.
- Нет, миры на месте, стоят как и прежде, в Йотунхейме, правда, ледники подтаивать начали, но я думаю, это сезонное.
Лофт задумался, что скорее всего не особо расстроился, если бы один из миров рухнул, и желательнее всего Муспельхейм, Сурт и его огненное войско должны были сыграть в последней битве довольно важную роль, и хотя они были в довольно неплохих отношениях, Локи в былые времена подумывал сам избавиться от конунга огненных великанов. Устранение армии муспелей и их предводителя был бы довольно большим шагом назад от грядущего Рагнарека.
Локи одернул себя, дал внутреннюю затрещину и вернул свои мысли к происходящему в данный момент разговору, а об умерщвлении своих же собственных союзников можно было поразмышлять и в другое время.
- Я понимаю, что разумнее было идти напрямик, к участникам данного перфоманса, но я сейчас немного не в форме, - не признать этот факт было бы глупо, Энлиль итак уже нащупал в его ауре все, что можно было нащупать. - А эти свиборги как всегда ничего без меня не могут, хотя я еще давно пообещал себе больше не ввязываться в их дела.
Лофт недовольно фыркнул, вздернув нос и скрестив руки на груди, всем своим видом он старался показать, что думает по поводу собственного пантеона.
- Мммм, как бы по мягче выразиться, Вёлунд обсос, все эти сказки о царе светлых альвов - чушь для запудривания мозгов смертных, чтобы они поклонялись новому богу. Он на самом деле был конунгом потомков альвов, спустившихся в Мидгард, но к тому времени они уже мало чем отличались от обычных людей, без магии их мира и без бессмертия. Конечно, для смертного его кузнечные способности похвальны, но в этом деле его может обойти любой цвергский ребенок, а уж о магических способностях и говорить нечего. Так как же он это сделал? Получил силы от кого-то действительно могущественного или свистнул что-то из-под носа обожаемого Одина? В любом случае, мне было бы все равно, если бы Веланд не был психованным садистом. Серьезно, одно дело, когда бог сходит с ума, а другое, когда озлобленный калека со сломанной пленом психикой и тягой к извращенному насилию внезапно становится богом. Один, вот плешивый лис, наверняка ему было интересно что из этого получится!

+1

10

Говоря по чести, Энлиль был удивлен – удивлен высокой сознательностью Локи, которой он не предполагал за а) северянами, б) юным пантеоном, в) трикстером лично, к какой бы религии тот ни принадлежал. Разумность речей Лофта внушала некоторые подозрения относительно того, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. С другой стороны, вполне возможно, что так проявлялся побочный эффект недавнего затмения: из ощущения бессилия выходит неплохая воспитательная мера. В общем и целом из всего этого следовало, что Локи в его нынешнем состоянии полностью устраивал шумера как собеседник.

– Обратившись к этим артистам напрямую, ты, несомненно, узнал бы много нового о нравах ацтеков и отдельно взятого бога хаоса. Может быть, они даже поделились бы с тобой кактусами или взяли с собой побегать в виде упитанных полудомашних котиков. Но не факт, что это помогло бы тебе найти ответ на твои вопросы.

Вопрос, между тем, был правильным, однако несмотря на предшествующий комментарий, Энлиль находил выбор собеседника весьма оригинальным даже для Локи. Если скандинав подозревал, что Велунд схитрил, использовав силу, накопленную в куда более могущественном, чем он сам, артефакте своей семьи, логично было поискать именно там, среди их дорогих северных родственников. Однако Лофт пришел к шумеру, и это кое-что говорило об отношениях трикстера с его пантеоном – в частности, о том, что они едва ли изменились в лучшую сторону с незапамятных времен, описанных в Эддах.

– Здесь есть два варианта, – заметил Энлиль, задумчиво взвешивая в руке стакан с виски, отчего лед мелодично звякнул о стенки.
– Либо ацтекская наркота помогла Велунду открыть чакры и вштырила так основательно, что из него прорвались тайные резервы гениальности, – шумер дернул уголком губ, обозначая, во что оценивает эту версию, – либо твоему с позволения сказать родственничку удалось откопать где-то солидный источник силы и распилить его на части.

Второй вариант представлялся Энлилю куда более правдоподобным, потому что если бы подобные артефакты (к тому же, в таком количестве) мог изготовить любой Велунд или фиалка вроде Тески, в мире их были бы уже сотни, а то и тысячи. Нет, для этого требовалось нечто особенное, и Локи только что обрисовал перед ним вполне достоверную ситуацию. Правда, если источником силы для создания этих славных побрякушек послужил по-настоящему могущественный артефакт – а это должен был быть один из первых значимых предметов, появившихся в той или иной религии – то оставался еще вопрос, из какого именно пантеона его изъяли.

– Получить силы от кого-то «действительно могущественного» в теории возможно, – признал Энлиль. – Однако я еще не встречал божества, которое без веских оснований согласилось бы поделиться с кем бы то ни было своими силами, а я повидал их немало. К тому же, чем больше ты имеешь, тем менее охотно это отдаешь – особенно в современном мире, когда на счету каждая крупица. Поэтому если Велунд не сдружился с монотеистами, высосать силу он мог разве что из некоего по-настоящему значительного предмета.

Порассуждав об этом вслух, Энлиль отпил пару глотков из стакана и поглядел на Локи со своим любимым умильным выражением, предвещавшим очередную порцию поддразниваний.

– А что говорит сам Один? Он в последнее время не терял никаких ценных побрякушек? В конце концов, спросить его напрямую – самый простой способ об этом узнать.

Вот только что-то подсказывало Энлилю, что с «плешивым лисом» у Локи разговоры складывались по большей части не очень удачно.

+1

11

Локи не удержался и прыснул в кулак, описанное Энлилием никак не входило в представления трикстера о таких древних богах, как египетские. Хотя, чего можно было ожидать от боженьки с головой трубкозуба, эти уморительные зверушки, которых он несколько раз имел счастье наблюдать в зоопарках Европы, никак не ассоциировались с персонификацией мирового зла и разрушением.
“Серьезно, в каком состоянии должны были быть людишки, чтобы на столько демонизировать вот это?” - Лофт усмехнулся собственным мыслям.
- Да я скорее поверю в то, что Сиф прислушалась к моим советам и сделала ирокез, чем в раскрывшего потаенные таланты Веланда, он же не девочка-волшебница, право слово, - искривив губы в ответной ухмылке сказал Локи.
Кузнец, на памяти Локи, никогда не приносил особой пользы Асгарду, не пользовался популярностью у паствы и, вероятно, под пристальным взором Хеймдалля, старался особо не отсвечивать, зато теперь решил побузить. Только вот какой будет размах у сего действия и какие мысли движут им? - на эти вопросы Локи мог только строить теории.
- Странная складывается ситуация: если этот могущественный предмет был создан другой культурой, то это можно считать открытием. Прорывом! Это было бы невероятно, да что там! - глаза Лофта лихорадочно заблестели, после пришедшей в голову идеи, Локи был и сам не прочь посмотреть на эту убер-игрушку.
“А как он еще может взаимодействовать с мирами? А с самим Иггдрасилем? И только ли с ним?” - природное любопытство разбушевалось в душе трикстера как никогда за последнюю сотню лет, ну разве что кроме одного случая с Гиммлером, но если все так как предполагает Локи, то эта история может обернуться веселее, куда веселее. Скрипучий голос где-то в глубине смеялся и шептал, что наконец-то сможет перемешать небо и землю, но он звучал не громко, а Локи научился не обращать на него внимания.
С другой стороны, если Вёлунд все-таки позарился на асгардские сокровища, то его просто стоило отловить, а в идеале запереть где-нибудь в Нифльхейме, а цацку бросить где-нибудь у порога в Вальхаллу, и пусть сами дальше разбираются. Такой ход развития событий был не таким интригующим, но хотя бы возвращающим все в более-менее мирное русло.
- Ну, - огнебог поспешил вернуться к реальности, - с приходом монотеизма некоторые язычники действительно перебегали на “темную сторону”, особенно среди вас, южан, тот же Баал и, кажется, еще Молох. Про Веланда со средневековья некоторые слухи ходили, хотя и не подтвержденные, да и про меня тоже, хотя я предпочитаю временное сотрудничество, а не подчинение.
Лофт развел руки и пожал плечами, как бы говоря, что все может быть.
- О нет, к этому одноглазому пердуну я и на километр не подойду, копьем по меж глаз как-то не особо хочется, - трикстер скуксил недовольную морду и замахал перед собой руками.  - У нас же как в народе, сначала бей, потом разбирайся. Хотя Слейпнира я бы навестил...

+1

12

Локи еще не ушел, а его визит уже успел принести шумеру ощутимую пользу, дав ему повод взглянуть на ситуацию под новым углом. Если «игрушки» Веланда и Тески действительно были изготовлены из артефакта, похищенного скандинавским кузнецом из личных запасов того же Одина, то рано или поздно глава северного пантеона мог очухаться и потребовать свое обратно – причем нетрудно было догадаться, к кому он придет в отсутствие Веланда в мире живых. Но для этого Одноглазому нужно было сначала установить похитителя и его сообщника… что, пожалуй, уже не слишком сложно сделать, потому что об этой выходке не узнал только ленивый. Тогда первым кандидатом, с кого брать спрос за пропажу ценной вещи из скандинавской сокровищницы, становился Тескатлипока, а вот второе место делили между собой нынешние владельцы артефактов, едва не отправившие ацтека на тот свет на более продолжительный срок, чем ему довелось там провести. К таким встречам стоит быть подготовленным.

Однако по-прежнему не следовало сбрасывать со счетов и другой вариант. Назревала необходимость побеседовать с Теской снова и повыпытывать у него, из чего они с Веландом накрошили артефактов. Получилось у них, с точки зрения Энлиля, весьма недурственно, однако если все части по отдельности могли оказывать такой впечатляющий эффект, то на что был способен исходный предмет? Если, конечно, это был предмет, а не что-нибудь иное… или кто-нибудь иной. Как бы там ни было, целое всегда ценнее осколков, и Энлиль хорошо понимал воодушевление Локи. В этом смысле становилось любопытно посмотреть, что выйдет, если снова сложить разрозненные части вместе. Жаль, некоторые из них уже использованы…

– Странно другое, – задумчиво изрек шумер. – В божественную щедрость я не верю, но если исходное «сырье» для этих артефактов было украдено нашими умельцами, то почему его владелец еще не пришел навалять посетителям?

Этот довод, как ни печально, говорил в пользу монотеистов. Крепкие молодые религии, много нерастраченных сил, «великодушно» брошенная язычникам кость – с целью перессорить их между собой, чтобы они уничтожили себя сами. Звучит как план.

– Это наводит на мысли, – продолжил Энлиль вслух, – что кто-то нарочно подсунул им основу для артефактов, чтобы вызвать смуту в наших нестройных языческих рядах. Что характерно, эта история коснулась разных пантеонов по всему миру.

А это значит, что все плохо. Все очень плохо.
– Скажи-ка, Лофт, как у тебя дела с контактами среди монотеистов? – Энлиль ухватился за скандинава цепким взглядом. – У меня есть к тебе деловое предложение. Обмен информацией. Ты мог бы навести справки среди христиан, я взял бы на себя ислам. Если все это часть их нового плана по истреблению языческого мира, кто-нибудь что-нибудь должен знать.

Только копать придется очень осторожно. Однако именно по этой причине Локи, как никто, подходил для этого дела в компаньоны. А все же с представителями «светлой» стороны монотеистических религий Энлиль едва ли рискнул бы искать встречи и сам – но оставалась еще «темная» половина. Вот оттуда и можно начать.

+1


Вы здесь » mysterium magnum » Основная игра » (08.04.2014) Don’t love, don’t remember, don’t sorrow


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC